Когда не было Екатеринбурга. Шувакиш - от болота до завода

11:52, 20 Март 2015
shuvakish.jpg
Пересыхающее озеро в глубинах Уралмаша, оказывается, таит в себе секреты бурной многовековой истории. Публикацией о Шувакише мы завершаем цикл, посвященный деревням, которые стали предтечами уральской столицы.
Екатеринбургский историк и архивист Антон Томилов пишет, что история Урала до XVIII в. остается «белым пятном» только потому, что огромные комплексы документов по Уралу XVII в., хранящиеся в Российском государственном архиве древних актов, практически не изучались с точки зрения региональной истории.
К сожалению, у нас нет даже доступа к этим документам, поэтому остается пользоваться данными открытых источников. Но при вдумчивом подходе даже на поверхности вроде бы хорошо известных фактов открываются новые грани. Автор выступает здесь в роли мастера-гранильщика. В заключительном выпуске цикла  «Когда не было Екатеринбурга» мы подвергнем такой «огранке» факты о Шувакише.
Болотная мельница
Казалось бы, зачем мы только полезли в это болото — в буквальном и переносном смысле. В одноименном поселке, входящем в состав Екатеринбурга, живет чуть больше тысячи человек — все равно что в одной крупной новостройке. А между тем, это одно из самых древних обитаемых мест в черте города — намного древнее не только Екатеринбурга, но и любых городов Земли.
На северо-восточном берегу болота археологи под руководством коренного уралмашевца Сергея Погорелова нашли «много вкусного»: целый «слоеный пирог» материальных культур. Самый нижний слой относится к эпохе мезолита или «среднего каменного века». Это время, последовавшее после окончания последнего крупного ледникового периода, приблизительно 10 000 — 7 000 лет до Р.Х. Выше лежат артефакты неолита или «нового каменного века». Неолит на Урале продолжался долго, до времен Древнего Египта. Еще выше — следы энеолита или «медного века», который тянулся здесь до классической античности. Некоторые находки этого периода уникальны. Например, красочно орнаментированное черной краской деревянное весло, сохранявшееся в торфе 5 тыс. лет. Таких предметов нет даже в Эрмитаже.
Затем, после нескольких бронзовых «эпизодов», в поселении, как и везде на Урале, начался ранний железный век, времена полулегендарных племен исседонов и агрипеев. В первой половине I тысячелетия по Р.Х. поселение было оставлено, что можно связать с Великим Переселением народов и ухудшением климата.
Но кто и когда заселил Шувакиш снова в историческое время? Ответ кроется в названии, которое крупнейший авторитет в области уральской топонимики – А.К. Матвеев — счел «загадочным». Однако по своему образованию Матвеев русист, а по призванию — популяризатор без серьезной специализации в других языках, на глубокое знание которых он претендовал. На самом деле «никакого секрета здесь нет». Слово Шувакиш — совершенно точно финно-угорское и включает в себя распространенный в марийских и эрзянских топонимах компонент ШУ, означающий… «болото». Он встречается, например, в названии Шумерля, которое означает «болотной ягоды (клюквы, шу мер) река (ля) ».
Как известно, до XX века болото Шувакиш было рыбным озером не хуже Большого Шарташа, но, судя по названию, Шувакиш успел побывать болотом и до того.
undefined

Заросли тростника на берегу «озера» Шувакиш в Свердловской области
Что касается второй половины слова, то кажется разумным выводить его из мерянского вакш («мельница»), тем более что других вариантов практически нет. Несмотря на то, что сегодня эрзя метафорически называют мельницу «водяным камнем» (ведь кев), имея в виду жернова, вымерший мерянский язык исследователями рассматривается как наиболее близкий к эрзянскому, а некоторыми даже как диалект последнего, поэтому такое сближение уместно. Известно, что меряне умели строить водяные мельницы (вакш) и возводить плотины для мельничных прудов (вакшер).
Вот и ответ. Из Шувакиша вытекало сразу несколько ручьев. Но мельница могла стоять только на реке. Река эта — Шувакишский исток, который приводил в движение механизмы Шувакишского завода. О заводе пойдет речь дальше, но, забегая вперед, скажем, что после упадка завода и разрушения заводской плотины ниже по течению выстроили новую плотину и поставили там именно… мельницу. Это единственное место на всем истоке, пригодное для запруды, но и эта, русская мельница XVIII века не была первой, ведь «болотной мельницей» место именовалось и до русских. Судя по всему, точно там же некогда стоял и эрзянский вакш.
undefined

Исаак Левитан. " Старая мельница" , 1888 г.
Племена эрзя, позже искусственно объединенные большевиками с мокшанами в мордовский народ, начали свое движение на Урал еще в XVI веке. Водяные мельницы в Подмосковье — первые в России — известны с 1401 года, а в XVI они получают широкое распространение по всему Русскому царству. Постройку первой мельницы на Шувакише нужно относить к следующему, XVII веку, когда на Среднем Урале складывались постоянные поселения мордвы и марийцев.
Железная лихорадка
В этом же самом XVII веке начались первые попытки Москвы отыскать медные руды на Среднем Урале. Но, несмотря на все указы, сколько-нибудь серьезная добыча меди в это время не велась. Лучше дела пошли с железом, тем более что оно имело первостепенную важность для местных жителей, поскольку было необходимо для нормального функционирования хозяйства. В 1654 году в Невьянской и Арамашевской слободах были найдены месторождения железной руды, и «пошло-поехало»: началась самая настоящая «железная лихорадка».
В XVII в. на реке Нице был построен первый металлургический завод на Урале — Ницынский завод Невьянской слободы. В 1699 году его сменил чугуноплавильный Невьянский (Федьковский) завод. Но железо вывозилось с Урала в Москву, а взамен ввозилось дорогое железо из Поморья. Кроме того, эти первые предприятия еще не имели тех масштабов, которые им придаст эпоха Петра I, поскольку заводчики еще не располагали законными способами принудительного привлечения к работе крестьянской рабочей силы.
Все это приводило к тому, что крестьяне самостоятельно разрабатывали месторождения и вели свое кустарное кузнечное производство. Само собой, это было доступно немногим. Сейчас это звучит странно, но в конце XVII века на Урале царил отчаянный дефицит кузнецов.
На рубеже XVII и XVIII веков из крестьянской среды выходят и первые предприниматели-металлурги и рудопромышленники, предприятия которых по своему масштабу уже могут быть названы мануфактурами. Правда и такие предприятия на Среднем Урале можно было пересчитать по пальцам. Иногда конкурентная борьба между ними обострялась и принимала форму угроз, запугивания, диверсий и, наконец, прямого насилия.
Кончился завод
Именно в это время, в 1704 году, появляется Шувакишский завод — второй после казенного Уктусского  в границах современного Екатеринбурга, которого, как уже понимает читатель, еще не было.
Завод основал москвич Ларион Игнатьев. Правда для этого ему пришлось взять кредит, который он отдать не смог, и в 1706 г. предприятие прямо вместе с владельцем и его женой было изъято за долги, оценено при описи в 300 рублей и передано кредитору — Степану Болотову. Ларион был убит в 1708 году, и дальше все дела вела его жена. Согласно описи, на Шувакишском заводе имелись 4 больших молота, 2 малых и 4 ручных меха. На заводе работали вольнонаемные крестьяне из Арамильской слободы.
И все бы ничего, но в 1707-1710 годах на территории нынешней Свердловской области происходили очередные рецидивы сопротивления коренного населения. Шувакишский завод был сожжен дотла во время набега башкир в 1710 году, многие работники были убиты или попали в плен.
Пришлось все начинать сначала. Сменился у завода и хозяин. Теперь им с 1712 года числился некто Иван Леонтьев Масленица. К 1715 году завод был настолько хорошо развит, что отправлял железо на Уктус. Согласно одному из документов, Масленица поставил туда 135 пудов железа в крицах, не считая пошлины в 17 пудов. На Уктусском заводе крицы перековывались в полосы, однако Иван понимал, что сырьем торговать не так выгодно, как готовой продукцией, и потому установил на Шувакишском заводе тяжелый молот…
Но не все коту Масленица. В том же, 1715 году Иван Леонтьев был убит разбойниками. Завод был передан тулякам с Уктусского завода А. Мингалеву и Е. Ермилову. Почесав пока еще целые затылки, они благоразумно решили не развивать «проклятый» завод и… передали его в уктусцам официальное управление, которое почему-то обернулось разрушением заводской плотины в следующем, 1716 году. Так кончился Шувакишский завод.
Читатель может решать сам, были ли все беды, выпавшие на долю Шувакишского завода с 1708 года простыми совпадениями или же происками представителей Уктусского завода, которые «заказали» несчастного Лариона, напустили хорошо знакомых им башкир-терсяков на Шувакиш, подослали разбойников к Масленице и, наконец, провернули грамотную ликвидацию предприятия-конкурента. Так или иначе, «Урал-патриотическая» версия закрытия завода звучит довольно нелепо, учитывая все известные факты: якобы у завода «кончилась руда». Ну да.
undefined

Памятный знак на месте Шувакишского завода. Установлен А. Сапегиным и С. Горским в 2003 году
…и от завода вновь к болоту
Участь моногородов, а точнее, «монодеревень» в доиндустриальную эпоху была значительно легче. С исчезновением завода поселение на Шувакише не «загнулось», а развивалось дальше, хотя и незначительными темпами. Была построена уже упомянутая выше мельница, в XIX веке Шувакиш вместе с Пышмой прошел через очередную ресурсную лихорадку — золотую. В 1827 году на Шувакише был открыт прииск. Артели добывали золотоносный кварц в лесу вокруг озера, выкапывая огромные ямы. Прииск был полностью выработан.
Наконец, в XX веке Шувакиш стал частью Екатеринбурга, хотя и затрапезной, а озеро вновь превратилось в болото. Ирония Урала состоит в том, что заводское озеро убил… завод. Только этим заводом был сам Уралмаш.
Растущий при заводе район нуждался в воде. Усилиями немецких инженеров в конце 1920-х годов проблема была решена строительством насосной станции, отобравшей воду озера.
undefined

Руины «немецкой» насосной станции на берегу Шувакиша
Строительство станции и усыхание озера напрямую связаны с архитектурной легендой Уралмаша – Белой Башней. Дело в том, что именно шувакишская водичка плескалась в этой инновационной водонапорной башне авторства Моисея Рейшера. С переводом этой части соцгорода Уралмаш на водоснабжение современного типа в начале 1960-х необходимость в башне отпала…, но одновременно начался и ренессанс Шувакиша, который вернул себе часть воды. Как говорится — сообщающиеся сосуды.
В 1980-х Шувакиш вновь начал стремительно сохнуть и чахнуть, правда, уже по немного другим причинам. Военная часть и дачники развернули в районе озера непредсказуемые дренажные работы. Сейчас же, когда на Урале участились засухи, даже у болота похоже не осталось никаких шансов. Рано или поздно Шувакиш будет осушен и засыпан под масштабное строительство, если конечно горожане не проникнутся его судьбой и не развернут экологическое движение.
В общем, если Шарташ это городской «Байкал», то Шувакиш занимает в Екатеринбурге не слишком почетное место Аральского моря.
undefined

undefined

Наглядная история пересыхания озера Шувакиш
От стоянки неолитических троглодитов и мордовской мельницы до коттеджного поселка на берегу засыхающего болота рядом с криминогенной «Сортировкой» и Ганиной Ямой, минуя «проклятый» завод, просуществовавший всего 12 лет, и артель золотоискателей — прямо скажем, не самая примечательная часть городской истории. Но все же — совершенно неотъемлемая. Без таких мест не было бы Екатеринбурга, каким мы его знаем. А кто знает, какое будущее ждет Шувакиш? Быть может, оттуда явится человек, которого история готовила 10 000 лет.
undefined

Пруд ВИЗа, Шувакиш и Таватуй. 
Комментарии
  • болдырев игорь, 12 апреля
    есть интересные версии по названию озера и его высыхания . если интересно жду звонка от автора статьи на номер 89995600945 игорь
  • отличная статья! правда, история легендарной барахолки несправедливо обойдена вниманием.
  • Redkin Alex, 17 февраля
    на последней фотке не Таватуй, а Исетское озеро. вон даже трубы сугрэса видать
9 удивительных фактов о шоу «Уральские пельмени»
События
9 удивительных фактов о шоу «Уральские пельмени»
Раскрываем секреты самого уральского юмористического шоу России.
Леонид Юзефович: «Маятник качается внутри нашего общества»
События
Леонид Юзефович: «Маятник качается внутри нашего общества»
Писатель, который получил премию «Большая книга» — о неуверенном в себе герое «Зимней дороги», разрушительном маятнике российского общественного мнения и роли Екатеринбурга в жизни страны и его собственной судьбе.
Дмитрий Астрахан: «Ради сохранения семьи можно и бордель открыть»
События
Дмитрий Астрахан: «Ради сохранения семьи можно и бордель открыть»
Герои фильма «Любовь без правил» не стесняются в средствах для достижения благой цели. О своей новой картине известный российский режиссер рассказал ЕТВ.
Уральский спасатель: «Работаем на остатках энтузиазма»
Городские истории
Уральский спасатель: «Работаем на остатках энтузиазма»
Сотрудники МЧС каждый день выручают других из беды, а между тем сами находятся в ситуации постоянного стресса. Мизерная зарплата, нехватка оборудования и другие причины, которые привели спасателя из Екатеринбурга к самоубийству.
От обороны — в нападение. Кто спасет «Урал»?
События
От обороны — в нападение. Кто спасет «Урал»?
Свердловский клуб лихорадит. На зимние каникулы клуб ушел, занимая «скользкую» 13 позицию, пережив подозрения в «договорняке» с «Тереком», смену тренера, невзрачную игру «звезды» Павлюченко. Подводим итоги первой части сезона.
Афиша не для всех: пробуем кино и пляшем под «Сансару»
Развлечения
Афиша не для всех: пробуем кино и пляшем под «Сансару»
Очередная афиша переполнена фильмами и музыкой, так что устраивайтесь поудобнее, берите календарь и начинайте планировать увлекательные выходные.
Площадь эволюции. Первая «сталинка» Свердловска
Городские истории
Площадь эволюции. Первая «сталинка» Свердловска
Квартиры на 2,5 комнаты, потолки высотой в 3,4 метра, встроенная баня и подвалы для дров, вид на ипподром и стена-холодильник: Дом Энергетиков на улице Московской послужил городу мостом для перехода от конструктивизма к классицизму.
От заката до Рассветной. Страшный суд на ЕТВ
Городские истории
От заката до Рассветной. Страшный суд на ЕТВ
Сегодня речь пойдет о новых домах на краю ЖБИ. Хорошо ли живется в двух шагах от Каменных палаток и шумного карьера? Почему так долго добираться до такого близкого центра? О плюсах и минусах своего района нам рассказали местные жители.
Мэрский вид спорта. Куда побежал зимний Екатеринбург?
События
Мэрский вид спорта. Куда побежал зимний Екатеринбург?
Не успев остановиться с лета, Екатеринбург спортивный побежал зимой: атлеты в легких куртках подрезают облаченных в пуховики и шубы прохожих. Почему бегать по снегу не только модно, но и полезно — объясняет марафонец Эрик Хасанов.