Екатеринбуржцы разрисуют памятник конструктивизма вместе с райтерами

17:29, 11 Сентябрь 2015
pa.jpg
Здание центра культуры «Орджоникидзевский» на бульваре Культуры, 3

Фото: Полина Иванова

Здание центра культуры «Орджоникидзевский» станет площадкой для уличных художников, которые создадут девять черно-белых графических работ в различных техниках. Красок полотнам придадут обычные горожане.
Организаторы встречи рассказывают, что здание дома культуры превратится в площадку для арт-экспериментов уже в это воскресенье, 13 сентября. В день открытых дверей каждый сможет почувствовать себя художником и поучаствовать в создании импровизированной выставки, а именно — раскрасить выставленные черно-белые полотна от девяти художников.
Здание бывшей фабрики-кухни
Здание бывшей фабрики-кухни

Фото: Полина Иванова

«Девять черно-белых графических работ в разных техниках интерпретируют тему фабрики-кухни,  — рассказывают организаторы. — То есть, фабрика — это производство, что-то утилитарное, а кухня — не только еда, но и якобы закулисье. На полотнах будут изображен контур рисунков на смесь этих тем»
Отметим, что тема кухни всплыла неспроста — здание ДК построили в 1930-е годы как фабрику-кухню «Уралмашзавода», но уже спустя несколько лет ее превратили в культурное учреждение. В конце 2014 года министерство по управлению государственным имуществом Свердловской области признало ДК объектом  культурного наследия. 

«Поучаствовать в создании работ можно будет только в день открытых дверей, 13 сентября, а работать выставка будет до 10 октября. Вход на нее свободный»,  — говорят организаторы. 
Комментарии
Уральский звездовоз
Городские истории
Уральский звездовоз
Стиранные полотенца, жрицы любви и билеты на самолет для арфы: ЕТВ узнал все о причудах артистов, которые приезжают с концертами в Екатеринбург.
ЗЖЛ. Чайные потомки опиумных королей
События
ЗЖЛ. Чайные потомки опиумных королей
Когда-то деревня Месалонг была пристанищем китайцев-антикоммунистов, потом — крупнейшим наркоцентром Таиланда. Но теперь маки сменились чайными кустами. О мирном теперь царстве улуна — в сериале «Записки Жени Лобанова».
Народная Екаграфия
Городские истории
Народная Екаграфия
Достопримечательности уральской столицы с каждым годом притягивают все больше туристов. Однако ориентироваться в них гостям города бывает непросто, потому что местные жители называют памятники совсем не так, как путеводители.
Лаборатроллия на ЕТВ: «грибок» толпы
Лаборатроллия
Лаборатроллия на ЕТВ: «грибок» толпы
Творческий десант ЕТВ, не жалея сил и нервов, меняет махровую эстраду на экспириенс в царстве «Грибов».
Свердчеловек.  Как я приукрашиваю смерть
Городские истории
Свердчеловек.  Как я приукрашиваю смерть
Портфолио нашей героини отважится смотреть не каждый, да и приносит его девушка в исключительных случаях. Сегодня наш «Свердчеловек» — танатопрактик или по-простому гример покойников.
Ищем смысл в чистом поле за Кольцово
События
Ищем смысл в чистом поле за Кольцово
Архитектор столичного «Винзавода» Ярослав Ковальчук — о новой парадигме городского планирования, которую он вместе со студентами Школы главного архитектора опробует на микрорайоне «Новокольцовский».
Площадь эволюции, бонус. Мастерские свердловских художников
Городские истории
Площадь эволюции, бонус. Мастерские свердловских художников
Самый большой жилой дом послевоенного Свердловска стал промежуточным звеном между сталинками и хрущевками. Об особенном фонтане, подземных тоннелях и студиях архитекторов — в последней серии «Площади эволюции».
Вот это новость! Пять событий Урала за неделю в одной картинке
Город
Вот это новость! Пять событий Урала за неделю в одной картинке
ЕТВ запускает новую рубрику: если вы не особо следили за новостной повесткой Екатеринбурга, но хотите все знать, специально для вас мы подготовили дайджест главных событий прошедшей пятидневки. В одном коллаже.
Холодный контроль. Приемные семьи под опекой Большого брата
События
Холодный контроль. Приемные семьи под опекой Большого брата
История Светланы Дель может стать приговором для тысяч сирот. После того, как злые дяди и тети из органов опеки изъяли из семьи восьмерых детей, приемные семьи оказались в положении заведомо виноватых.