Слишком круто. Екатеринбуржцы пожаловались на доступную среду

14:29, 16 Март 2017
image.jpg

Фото с сайта soik.kz

Вопрос обустройства инфраструктуры для инвалидов сдвинулся с мертвой точки, но не в том направлении: зачастую благие намерения оказываются вредительными. Примеры, когда доступная среда оказывалась недоступной, в нашем материале.

Свердчеловек. Как я оставил экономику ради женских рук

Еще в университете наш герой понял, что работать с бумажками и цифрами он не хочет

На днях жительница Березовского Татьяна Каминская вместе с дочерью, передвигающейся на коляске, приехали к одной из поликлиник и не смогли припарковаться — два места на стоянке для инвалидов занял внедорожник. «Не знаю, действительно ли человек с инвалидностью на этой машине ездит, но вот обидно, что так поступает», — написала свердловчанка на своей странице в фэйсбуке. 

С такими проблемами, когда условия для инвалидов есть, но воспользоваться ими нельзя, ее дочь Ксения сталкивается постоянно. По просьбе ЕТВ Татьяна вспомнила несколько примеров, когда доступная среда оказывалась недоступной. Публикуем не только их, но и мнение собеседницы по поводу того, какой есть выход из ситуации.

Суд Соколовского. По одной цитате из претензий оскорбленных

Третий день в Верх-Исетском суде Екатеринбурга слушают показания свидетелей обвинения

Фото: Татьяна Каминская, facebook

Татьяна Каминская, мама девочки с инвалидностью:

— На самом деле, это распространенное явление, и пару лет назад у нас в Березовском я даже собирала круглый стол на эту тему со СМИ, чиновниками, общественниками и другими. Люди смотрят, что вроде пандусы устанавливают, что-то делается, и удивляются, почему мы недовольны. Тогда я в ответ сняла видео, что в нашей поликлинике слишком крутой пандус, заехать нельзя. Сейчас руководство уже поставило платформу, но по факту пользоваться ею сотрудники не умеют. Когда я прихожу с Ксюшей, они говорят – давайте мы поможем подняться вам по пандусу? А зачем тогда тратили деньги на платформу, если ее не используют?

Или вот пример со взрослой поликлиникой: там сделали хороший пандус, но дальше первого этажа не поднимешься, потому что лифты старые, маленькие, узкие. Поликлиника получила деньги на новый лифт, но он так и не работает. Что пошло не так, я не знаю, деньги-то были выделены, получается, они опять были потрачены бесполезно.

Дальше: сделали пандус в администрацию, ну заехали мы туда, и дальше что, какой алгоритм действия? Вот приехал человек в инвалидной коляске, его что, на ручки возьмут и понесут наверх или мэра пригласят на первый этаж, или как? Потом во Дворце молодежи в Березовском пандус есть, вроде хороший, но там такая скользкая плитка, что даже летом в сухую погоду я не могу Ксюшу закатить. И вот такие штуки практически везде случаются. Я обо всем этом рассказывала на круглом столе, и многие удивились реальности. Людям-то кажется, что что-то делается, но зачастую все не работает 

Бывший главный архитектор Екатеринбурга остался за рамками Градсовета

Тимур Абдуллаев не принимал участия в обсуждении главной темы собрания — застройке прибрежного района Верх-Исетского пруда

А вот такой туалет для инвалидов в Екатеринбургском цирке: без дверей и даже без ободка

А вот такой туалет для инвалидов в Екатеринбургском цирке: без дверей и даже без ободка

Фото: Татьяна Каминская

С каждой такой ситуацией я стараюсь бороться. У нас есть клуб волонтеров «Искорка добра», мы периодически проводим рейды доступности среды. В прошлом году нас порадовали — сделали несколько улиц в Березовском, адаптированных для инвалидов, дорогу, тротуары, понижающие бордюры. Просто загляденье. То есть когда хотят – могут. А где-то косячно делают. Например, у нас есть перекресток, с двух сторон там понижающие бордюры, а с двух других нет. Ксюша передвигается по Березовскому на электроскутере, и представьте, она дорогу с одной стороны нормально переехала, а с другой – высокий бордюр, который она не может объехать. Ей приходится двигаться по дороге, а это ведь небезопасно.

Или вот построили у нас отличный ТЦ «Райт», вроде там все есть: парковки для инвалидов, понижающие бордюры, но есть такое место, с которого ты не можешь сразу к центру подъехать, нужно ехать по тротуару. И как-то рядом припарковалась «Газель» и задом заехала на тротуар, и уже никак по нему не проехать. Остается один выход – объезжать этот длинный тротуар по дорожной части, а это, опять же, небезопасно. То есть такие непродуманные вещи часто есть. 

Что делать? Какой выход? В идеале – если объект только строится, как в случае с «Райтом», нужно обращаться к специалистам по универсальному дизайну, и уже продумывать все детали, чтобы все работало. Какой смысл, когда частично что-то сделано, а частично нет? Как быть со старыми зданиями, я даже не могу сказать. Мы были с Ксюшей в Великобритании как-то, у них даже старые здания и музеи адаптированы под инвалидов. Зайти можно во все общественные места. У нас же, если здание культурного наследия, то с ним вообще ничего нельзя сделать. 

Жизнь вместо жалости. Истории успеха уральцев с инвалидностью

Инклюзивная театральная школа, доступная среда, первый Всемирный конгресс людей с ограниченными возможностями в Екатеринбурге — только одна сторона медали. Какова же реальность, выяснял ЕТВ

Социальный репортер. Путешествия. Лондон.


Ксюша сейчас собирается поступать в институт, хочет на журналистику, но мы не можем поступить в УрФУ, потому что журфак находится на четвертом этаже. Но что я могу предъявить вузу? Ничего. Изначально я хотела, чтобы Ксюша училась очно, потому что она привыкла быть в обычной среде, но уже думаю – пусть дистанционно, общения все равно хватает, но у нас на журфаке нет такого. А если идти заочно, это же нужно приезжать на сессию и по этим этажам кувыркаться три-четыре месяца.

Выход такой: если можно что-то переделать и как-то адаптировать, надо смотреть, чтобы это был законченный процесс. Если какое-то оборудование покупается, надо чтобы специалисты умели им управлять.  

Свердловские духовники вышли на защиту студентов от сект

Курс лекций по основам духовной безопасности уже опробовали в УрГЭУ.
Комментарии
  • Могу добавить про Екатеринбургский цирк. Нас пытались не пустить на коляске дальше дверей где проверяют билеты, т.к коляска не похожа на инвалидную. Практически с боем пришлось отвоевывать право зайти на коляске до гардероба.
Глава на районе. Александр Якоб посетил вокзал и погулял по набережной
Город
Глава на районе. Александр Якоб посетил вокзал и погулял по набережной
Погожим весенним утром глава горадминистрации в сопровождении значительной свиты объезжал-обходил Железнодорожный район. Ему показывали Макаровский мост, вокзал и пруд, сделанный из лужи.
 «Бессмертный полк» в Екатеринбурге прошел массово и стихийно
Город
«Бессмертный полк» в Екатеринбурге прошел массово и стихийно
Тысячи людей с портретами своих близких, участвовавших в Великой Отечественной войне, прошли по центру города.
Легенды Победы. Истории ветеранов с Урала о войне
Легенды Победы. Истории ветеранов с Урала о войне
В канун очередной годовщины победы в Великой Отечественной войне ЕТВ запускает спецпроект, в который мы собрали истории из первых уст. Цикл рассказов участников ВОВ начинает фронтовая медсестра Саяра Саляева. Сегодня ей 93 года.