Глобальное потопление. Устоит ли уральское «черное золото»?

11:30, 29 Июль 2015
1c9a963.jpg
Фото: media.licdn.com/mpr/mpr/p/5/005/081/107/1c9a963.jpg
По уверениям климатологов, неуклонно меняющаяся погода угрожает добыче полезных ископаемых, на которой во многом зиждется благополучие экономики РФ. Утонут ли свердловские месторождения, есть ли у нас шансы развить свою «нефтяную жилу»?
Холодное уральское лето не смогло обмануть климатологов: средняя температура воздуха в России медленно, но верно растет. Последствия глобального потепления грозят стране большими неприятностями: «Растает мерзлота, начнут проваливаться  все северные города, как и вся наша нефтегазодобывающая инфраструктура,  — рассказал в интервью ЕТВ заведующий лабораторией физики климата и окружающей среды УрФУ Вячеслав Захаров. — Все провалится в тартарары, убытков будет немеряно».

Картина, прямо скажем, не слишком радостная. Но насколько она неотвратима? И вообще, насколько связаны вечная мерзлота и нефть? Давайте для начала разберемся хотя бы с этими вопросами, прежде чем отвечать на прочие.

Неприятности от вечных льдов

Как известно, в пределах российской криолитозоны (иначе говоря, территории, занятой вечной мерзлотой), находится более 30% разведанных запасов всей нефти страны, около 60% природного газа, гигантские залежи цветных металлов, золота, алмазов, большая часть гидроэнергоресурсов. Все это является причиной для постоянного развития и обустройства этих, по сути, пустошей. И именно для нефтяников и газовиков вечная мерзлота — главный враг.

Дело в том, что нефть, как правило, залегает значительно ниже уровня мерзлоты, и температура пород там на несколько десятков градусов выше ноля. Но чем выше при скважинной добыче поднимается нефть, тем сильнее застывает парафин, содержащийся в нефти обычно в жидком состоянии. Как следствие, скважина неизбежно закупоривается застывшим парафином, да еще и зачастую перемешанным с ледяной крошкой. Инженеры и химики научились более-менее справляться с этой проблемой, но нефтедобыча и криолитозона все равно остаются явлениями малосовместимыми из-за климатических условий.

Но и это было бы еще полбеды, если бы не глобальное потепление. Как верно замечает Вячеслав Захаров, «тепла на планету приходит больше, чем уходит. Солнечное излучение частично отражается от облаков, снега и ледников, проходит атмосферу и уходит в космос, а что не отражается, греет планету». Еще в 1990 году был опубликован первый оценочный доклад межправительственной группы экспертов по изучению климата (МГЭИК), где среди прочего подчеркивалась опасность интенсивного промышленного строительства в зоне вечной мерзлоты как для граждан, так и для инфраструктурных сооружений.

Разумеется, Российская федерация, будучи самым большим по территории государством на планете, ощутила эту проблему на себе в полной мере. Таяние вечных льдов на деле способно нанести гигантский вред и нефтегазовому сектору, и российской экономике в целом — не случайно этому был посвящен один из разделов доклада МГЭИК об экстремальных климатических событиях, а также связанных с этим рисках (2009 г.). 

Карта отклонений среднегодовой температуры от нормы за 2013 год
Карта отклонений среднегодовой температуры от нормы за 2013 год

Из доклада Минприроды РФ

Как подчеркивают ученые тюменского Института криосферы Земли Сибирского отделения РАН Александр Павлов и Гунар Гравис, «целые регионы с низкими абсолютными отметками поверхности окажутся затоплены морем. Возникнет угроза разрушения зданий и инженерных сооружений, возведенных с сохранением мерзлого основания. Такие последствия потепления климата станут разорительными для экономики». Как видим, их прогнозы, в общем и целом, совпадают с предсказаниями профессора Захарова. Тюменские ученые даже составили прогнозную карту ожидаемого изменения границ российской криолитозоны к середине XXI в.

Разумеется, при сбыче этих предсказаний хотя бы наполовину можно будет забыть не только о расширении нефтедобычи, но даже о рентабельности уже существующих месторождений. Однако погодные предсказания есть самое, пожалуй, неблагодарное дело на свете — и к прогнозам о сроках таяния вечных льдов и новом «всемирном потопе» (пусть даже и в масштабах России) все-таки надо относиться критически.

«Даже если предположить, что [существующие ныне математические. — А.П.] модели абсолютно точно воспроизводят поведение вечной мерзлоты в меняющихся условиях, сохраняется неопределенность прогнозов будущего климата, в особенности на региональном уровне. При большом разнообразии климатических сценариев, полученных при помощи моделей общей циркуляции, все они существенно различаются в оценке будущего климата, и в настоящее время нет достаточных оснований отдать предпочтение какому-либо одному из них»,  — говорит доктор географических наук Олег Анисимов, руководитель отдела исследований изменения климата Государственного гидрологического института в Санкт-Петербурге.

С ним солидарны и наши, уральские эксперты. В частности, один из сотрудников Горного университета, пожелавший остаться неназванным, заявил буквально следующее: «Да, мерзлота тает, и этот процесс уже не остановить… Слишком велико антропогенное вмешательство человека в природу. Но как именно она будет таять, с какой скоростью, и насколько это затронет нефтегазоносные районы Урала и Приуралья — пока можно только гадать. Причем в данном случае точность этого гадания будет уступать даже знаменитым катренам Нострадамуса».

Чудеса и приключения свердловской нефти

А вообще — как много нефти в Свердловской области? Быть может, масштабы ее добычи здесь настолько незначительны, что Среднему Уралу в этом смысле ничего не угрожает даже тогда, когда начнут таять ледники Урала Полярного?  

До недавнего времени считалось, что на территории Свердловской области нефти «не было, нет и в ближайшем будущем не предвидится». Именно так в кулуарах областного правительства ответили специалистам и менеджерам компании «ЛУКОЙЛ-Пермь» еще два года назад, когда они попытались подать заявку на тендер на разведку Красильниковского месторождения в Красноуфимском районе. И это несмотря на то, что гендиректор «ЛУКОЙЛ-Перми» Александр Лейфрид ясно дал понять журналистам, что нефть, скорее всего, на уральской земле есть: «По нашим подсчетам, ресурсы составляют 8–10 млн тонн. Мы будем разведывать структуру, если угадаем, значит, откроем месторождение».

О том, что на Урале есть нефть, активно стали говорить еще во времена губернаторства Росселя. Эдуарда Эргартовича категорически не устраивало, что область обеспечивает свои потребности в нефти и газе только путем импорта из других регионов. И сверху была спущена недвусмысленная команда «изыскания внутренних резервов». В 1996 году была основана газпромовская «дочка» — компания «Уралнефть», получившая в скором времени права на промышленное освоение Сухореченского и Сабардинского месторождений, а также занимавшаяся геологоразведкой в Красноуфимске и Ивделе. Однако вскоре грянул кризис 1998 года, «Газпром» отказался финансировать проект, и из-за недостатка денег работы свернули.

Однако это не переубедило энтузиастов, ищущих «черное золото» Урала. Вот что говорил еще в 2002 году Владимир Казачихин, главный геолог Баженовской геофизической экспедиции: «Поиски нефти в нашем регионе достаточно перспективны. Но, чтобы получить окончательные результаты по конкретным участкам, требуется провести еще очень много работ… По федеральному заказу наша организация проводила исследования на западе области. Выяснилось, что некоторые нефтеносные пласты уходят под более древние породы. Можно ожидать появления так называемой поднадвиговой нефти на глубине 4-4,5 км. Причем весьма значительных запасов. Это сильно расширяет географию возможных месторождений».

Прошли годы, и выяснилось, что догадки и ожидания были не напрасны. В июне прошлого года министр экологии и природных ресурсов РФ Сергей Донской официально объявил журналистам, что на границе Свердловской области и Ханты-Мансийского автономного округа специалистами компании «Евротэк-Югра» (совместное предприятие Alliance Oil и испанской компании Repsol) открыто самое большое за последние пару лет Оурьинское нефтяное месторождение. Запасы углеводородов в нем, по мнению министра, основанному на экспертных оценках, превышают 33 миллиона тонн.

Инфографика: научно-аналитический центр регионального недропользования им. Шпильмана

Инфографика: научно-аналитический центр регионального недропользования им. Шпильмана

Правда, еще не далее как этой зимой по региону ходили слухи, что администрация губернатора рассматривает проект «переформатирования» границ области, дабы отдать нефтеносные районы в руки ХМАО. Наблюдатели связывали это, во-первых, с личными дружескими отношениями Евгения Куйвашева и Натальи Комаровой, а во-вторых, с тем, что глава Среднего Урала сам родился на югорской территории — в поселке Луговской. Была даже сформирована межрегиональная рабочая группа по изменению границ, которую возглавил бывший вицегубернатор ХМАО, а ныне свердловский вице-премьер Валентин Грипас, но дальше разговоров дело так и не пошло. Так что на сегодняшний момент можно однозначно сказать, что нефть в Свердловской области все-таки ЕСТЬ.

Конечно, можно возразить, что раз открыли месторождение инженеры ХМАО, то уральцам все равно ничего не светит, но обсуждать эту проблему умозрительно нет никакого смысла. Есть два обстоятельства против этого вывода. Первое — это сам физический размер Оурьинского месторождения, который доказывает, что оно находится на территории двух субъектов федерации, а не одного. А второе — и Оурьинское, и открытое совместно с ним Западно-Колтогорское месторождения потенциально находятся как раз в зоне затопления в результате изменения границ криолитозоны и температурного режима.

Что ждет уральскую «нефтянку»?

Конечно, пока у области есть шансы наладить нормальную геологоразведку еще не открытых месторождений нефти и газа, пока в это готовы вкладываться такие «капитаны бизнеса», как «Газпром», «ЛУКОЙЛ», «Сибнефть», и т.д. — этот сектор развития экономики Среднего Урала останется на плаву и не зачахнет. Но вместе с тем необходимо отдавать себе отчет, что уже сейчас меняющийся климат планеты существенно повышает риски рентабельности нефте- и газодобычи. А то и вообще превращения ее в отрицательную (читай: убыточную) величину на фоне вновь начавшегося снижения нефтяных цен.

«Отследить локальные изменения климата можно по температурным данным, которые метеостанция Екатеринбурга собирала последние сто лет,  — поясняет Вячеслав Захаров. — Там график колеблется, разница между холодными и жаркими днями увеличивается. И нижняя температура тоже растет, все идет в разнос. Система уходит от стационарного состояния».

Таким образом, если в нашем регионе лелеют широкомасштабные планы по освоению уже найденной и поиску еще «скрытой» нефти, то необходимо признать один простой и непреложный факт: человек уже настолько серьезно вмешался в происходящие на Земле климатические процессы, что одной рукой ему придется продолжать добывать себе светлое, основанное на нефти и газе экономическое будущее, а другой — активно исправлять то, что он сам натворил в смутном историческом прошлом. И Урала это касается ничуть не меньше, чем других уголков третьей планеты от Солнца.

Комментарии
Уральские подснежники: ищем оголенные ножки и прочие симптомы весны
События
Уральские подснежники: ищем оголенные ножки и прочие симптомы весны
Весна плюет на календарь и заходит в Екатеринбург раньше положенного срока: в последние дни февраля улицы города утопают в грязи и растаявшем снеге. Посреди всего этого сезонного разнообразия мелькают женские ножки. Яркие. Зимние. Твои.
Уральский звездовоз
Городские истории
Уральский звездовоз
Стиранные полотенца, жрицы любви и билеты на самолет для арфы: ЕТВ узнал все о причудах артистов, которые приезжают с концертами в Екатеринбург.
ЗЖЛ. Чайные потомки опиумных королей
События
ЗЖЛ. Чайные потомки опиумных королей
Когда-то деревня Месалонг была пристанищем китайцев-антикоммунистов, потом — крупнейшим наркоцентром Таиланда. Но теперь маки сменились чайными кустами. О мирном теперь царстве улуна — в сериале «Записки Жени Лобанова».
Народная Екаграфия
Городские истории
Народная Екаграфия
Достопримечательности уральской столицы с каждым годом притягивают все больше туристов. Однако ориентироваться в них гостям города бывает непросто, потому что местные жители называют памятники совсем не так, как путеводители.
Боевые духи. Уральские новобранцы единоборств
События
Боевые духи. Уральские новобранцы единоборств
Закрытая клетка, гул толпы и незнакомый противник: сотни простых уральских парней рвутся на турниры, где не заработают ни копейки. Феномен свердловской суровости раскрыл ЕТВ организатор любительских и профессиональных схваток.
Вот это новость! Главные события Екатеринбурга в одной картинке
Город
Вот это новость! Главные события Екатеринбурга в одной картинке
Еженедельный дайджест новостей уральской столицы, который можно читать, а можно смотреть.
Лаборатроллия на ЕТВ: «грибок» толпы
Лаборатроллия
Лаборатроллия на ЕТВ: «грибок» толпы
Творческий десант ЕТВ, не жалея сил и нервов, меняет махровую эстраду на экспириенс в царстве «Грибов».
Свердчеловек.  Как я приукрашиваю смерть
Городские истории
Свердчеловек.  Как я приукрашиваю смерть
Портфолио нашей героини отважится смотреть не каждый, да и приносит его девушка в исключительных случаях. Сегодня наш «Свердчеловек» — танатопрактик или по-простому гример покойников.
Ищем смысл в чистом поле за Кольцово
События
Ищем смысл в чистом поле за Кольцово
Архитектор столичного «Винзавода» Ярослав Ковальчук — о новой парадигме городского планирования, которую он вместе со студентами Школы главного архитектора опробует на микрорайоне «Новокольцовский».