ЗЖЛ. Куала-Лумпур — упорядоченный хаос на восточном перекрестке

Столица Малайзии уютно устроилась на стыке стран, культур, религий и технологий. Все чудеса этого удивительного города своими глазами видел корреспондент ЕТВ, который рассказал обо всем в сериале «Записки Жени Лобанова».
Чего только не встретишь в Куала-Лумпуре! Здесь индус угостит гостя говядиной, а мусульманин охотно сфоткается с Санта-Клаусом. С первого взгляда кажется, — тут же полный кавардак. Но если приглядеться повнимательнее...

Жители Куала-Лумпура называют свой город KL. Так уж тут повелось. То ли подражают Нью-Йоркцам с их NY, то ли буквы экономят. Это лишь одна из местных особенностей, каковых тут великое множество. Начнем с простого — привыкнем к аббревиатуре KL. 

Впервые попавший в KL иностранец обречен путаться в названиях, улицах, понятиях и особенностях малазийской столицы. Кажется, что все тут подчинено хаосу и представляет собой сплошной винегрет. Уже хотя бы оттого, что тут собрались представители, наверное, всех стран востока — Ближнего, Дальнего и какого угодно. 
«Восток — дело тонкое»

«Восток — дело тонкое»

Из кинофильма «Белое солнце пустыни»

Достопримечательности

Башни-близнецы и мост над пропастью

Если пожить здесь некоторое время, возникает ощущение, что весь KL — одна сплошная достопримечательность. По крайней мере, его центр. Тут все ярко, красиво, технологично и напоказ. Небоскребы всех форм и цветов стоят так плотно, что кое-где не видно неба. Блеск стекла и стали впечатляет, но трудно отделаться от впечатления, что их собственники выбрали KL в качестве площадки для соревнования «у кого длиннее». Хотя надо отдать должное им и местным руководителям — все они вписаны в городской ландшафт с большим умом и, несмотря на плотность застройки и кажущуюся хаотичность, друг другу не мешают. К каждому можно без проблем подойти-подъехать и каждый можно рассмотреть. Центр KL — настоящая выставка небоскребов всех видов. Башни захватили центр и теперь расползаются по всему городу.

0000000000003.jpg

Победителями в соревновании «Выше, ярче, заметнее» безусловно являются башни Петронас — небоскребы-близнецы, соединенные между собой стеклянным мостом. Толпы туристов усеивают подножье великолепных башен, и многие из них проводят часы в очередях, предваряющих экскурсию на заветный стеклянный мост.

Эти ракетоподобные высотки засветились во многих фильмах, особенно боевиках
Эти ракетоподобные высотки засветились во многих фильмах, особенно боевиках

У братьев-Петронасов есть достойный конкурент — телебашня Менара. Хотя работники этого сооружения считают Менару обзорной башней, на которую кто-то еще понавесил всякие передатчики. Отчасти они правы — в основании башни гнездятся комплексы магазинов и демонстрационных залов. Внутри смотровые площадки и вращающийся ресторан. И только на вершине стоит телекоммуникационное оборудование. Высота конструкции — больше 400 метров, если считать шпиль. Но обзорная площадка — на высоте в 300 метров над землей.

Правда, стоит добавить, что стоит Менера на возвышении, так что суммарная высота обзора над городом — метров 400. Раза в два побольше, чем на небоскребах-близнецах. Это, пожалуй, единственное место в KL, с которого Петронасы смотрятся не так уж величественно, хотя все еще очень красиво.

А у подножья попирающих небеса высоток ютятся старые двухэтажные здания, напоминая о временах, когда Малайзия была колонией Великобритании, и белые сэры прохаживались здесь в белых шляпах и с бамбуковыми тростями. Кругом царит зелень. Если в европейских и американских городах активная застройка городов обычно ведет к тому, что из зелени в них остаются только доллары, то в KL можно спокойно встретить дикие заросли прямо в центре города.

С растениями тут та же мнимая чехарда, что и со зданиями — кажется, будто кто-то хаотично засеял городские парки и газоны всем, что было под рукой. Но глядя на их ухоженность, понимаешь — эта небрежность на самом деле хорошо продумана. И сквозь все это — заросли и старые двухэтажные здания — прямо на глазах прорастает ультрасовременный город Куала-Лумпур.

Этим «прорастанием» сквозь ветхое жилье KL отчасти и обязан хаотичному расположению небоскребов — где застройщик выкупил пятачок земли, там и воткнул очередную высотку в 50 и более этажей. Точечная застройка, прямо как у нас. Но местные «точечники» умудряются так вписать свои высотки в картину города, что и удобные подъезды ко всем зданиям есть, и явных проблем с парковкой незаметно, и пешеходные зоны вокруг остаются просторные, и газоны с деревьями у подножий зеленеют вовсю.

В городе огромное количество парков, многие из которых тематические — например, огромный парк птиц: по сути это гигантский навес из сетки, под которым пасутся тысячи пернатых и сотни двуногих, пришедших на них посмотреть и пощупать, если удастся. Еще здесь масса музеев, в основном исламской тематики, но есть и другие — музеи музыки, телекома, науки. Почти все они выполнены весьма дорого и богато, но есть ощутимые шансы испортить себе впечатления из-за языкового барьера. По-английски в KL конечно говорят, но не все, не всегда и на разном уровне.

А еще тут масса мечетей и храмов. В целом разнообразие культур — одна из главных особенностей Куала-Лумпура. При явном доминировании ислама здесь можно встретить религиозные объекты, наверное, всех восточных верований. И христианские храмы встречаются, преимущественно католические. При посещении этих заведений, надо все же помнить, что они хоть и являются туристическими объектами, но все же принимают и молящихся. Потому перед тем, как попасть внутрь, рекомендуется изучить таблички у входа — там обычно в рисованной стилистике дорожных знаков максимально доступно изложено все, что нельзя в данном конкретном объекте культа. Обычно это касается обуви, которую положено снять перед входом, а также допустимости откровенных нарядов у дам. За несоблюдение правил нарушителя, конечно, в зиндан не посадят и к позорному столбу не привяжут, но вежливо выведут за территорию.

Торговых центров тут космически много, а размером каждый из них посрамляет наши «меги» и «метры». Брендов здесь представлено столько, сколько их существует в природе. Цены — пониже российских, но повыше, чем в среднем по Азии. Причем коварные создатели местных дорожных сетей (особенно монорельса и внутригородских электричек), похоже, находятся в самой сердечной дружбе с местными мега-моллами. Многие выходы-входы на станции напрямую ведут к дверям торговиков, а кое-где попасть на пристань поездов можно, только пройдя через торговый центр. Такой ненавязчивый маркетинг.

Тут же куча фаст-фудов и ресторанов, где ценник за паршивый гамбургер стремится вверх сияющей ракетой. За скромный простенький обед придется уплатить столько, сколько на окраине хватит на прокорм семьи из трех человек в течении суток. Хотя если поискать... 

Движение

Электричка, монорельс, спидвей

Если смотреть на дорожные артерии KL с позиции пешехода, то кажется, что на проезжей части царит бардак и кромешный ад. В большинстве городов России, Европы, США, да и во многих странах Азии дороги обычно идут более или менее параллельно друг другу. Ровные и прямые линии улиц тянутся вдоль рядов домов. Но, как уже говорилось выше, здесь дома стоят не только не в ряд, а вообще как будто в разнобой. И дороги между ними вьются, как змеи, ползущие между камнями. И впору бы посочувствовать водителям KL — как же они по этим серпантинам петляют?

0000000000013.jpg

Но, если понаблюдать за трафиком в городе, вместо жалости приходит зависть. Даже в часы пиковых нагрузок пробки на улицах KL не дотягивают до московских, не говоря уж о манильских. Даже в Екатеринбурге часы пик посерьезней бывают. Скопления транспорта иногда случаются, но глухого стояния не бывает никогда — все движутся довольно браво. Если же случается затык, то уже минут через 15 на место подлетает полицейский мотоцикл с включенной мигалкой, и местный коп браво разруливает дорожную проблему.

Что до общественного транспорта, то он здесь просто шикарен. В городе сразу три (!!!) вида внутренних поездов — этаких заменителей метро. Во-первых, внутригородская электричка (едет по земле). Во-вторых, более компактные поезда, которые идут по линиям, возвышающимся над улицами на высоте обычных мостов. И в-третьих, монорельс — этакий скоростной трамвай в пару вагонов, который катается по своей отдельной линии, проложенной над предыдущей разновидностью. Ездить на всем этом разнообразии удивительно удобно, особенно если вспомнить, что от станций часто идут пешеходные мосты к основным учреждениям, крупным магазинам и другим социально значимым объектам.

Правда, на окраинах города пассажиров может ждать серьезная проблема, когда такой мост оказывается закрыт, а других путей просто не предусмотрено. Тогда дорога до места назначения превращается для человека в настоящий квест — попробуй перебеги через шестиполосный спидвей, или железнодорожные пути. Особенно когда они заботливо огорожены.

Вообще с пешеходной точки зрения KL не так хорош. Если в центре еще есть варианты форсирования проезжей части без долгой прогулки в поисках пешеходного моста, то в удаленных районах это проблема. Скоростные дороги петляют и извиваются как пьяные кобры, тротуар обрывается в самом интересном месте, а на пути внезапно вырастает ограда. И бегай вдоль нее в поисках пути на тот берег автореки, пока не упадешь. Кстати, в дорогом и богатом KL даже в центре явно сэкономили на пешеходных светофорах. Зачастую их просто нет. Есть «зебра», по ней и перебегай. Только никаких вальяжных походок! Рысью, пока не задавили или не оббибикали.

Люди

Паназиатское население

Если поселиться в центре города, то можно прожить в KL несколько дней, так и не поняв, как же выглядят малайцы. Их тут почти не видно за толпами гомонящих китайцев, индусов и представителей всех арабских национальностей сразу. Сами малайцы — невысокие азиаты со смуглой кожей и довольно большими, обычно уставшими глазами — среди туристов почти незаметны. Наверное, потому что ведут себя на порядок тише и скромней «понаехавших».

Среди последних наблюдается довольно интересное расслоение по зонам предпринимательской активности. Так, районы прилегающие к башням Петронас (самой узнаваемой достопримечательностей города), прочно заняли ребята с Ближнего Востока. Тут масса кафе, где дымят кальяном, говорят по-арабски и время от времени поют и танцуют что-то такое национальное, напоминающее о Шахерезаде, Синдбаде и прочих Алладинах с Джасмин. Много мужчин в фесках и других восточных головных уборах, кое-кто одет совсем по-арабски, только верблюда не хватает. Подавляющее большинство женщин тут в хиджабах и юбках до пят. Правда, у некоторых на пятках красуются босоножки на длиннющей шпильке, а из-под хиджаба смотрит настолько яркий макияж, что хоть на рекламу парфюмерных магазинов снимай. Но это уже детали. В целом все логично: Малайзия — это страна ислама, и центр столицы у нее исламский. Что не мешает многим туристкам гарцевать тут в коротких шортах. И никто их за это камнями не осуждает. Вообще тут весело и динамично — ислам в KL явно не радикального толка.
0000000000018.jpg

Если миновать арабские улочки, то за ними начинаются владения индусов. Опять же кафе, магазины, какие-то центры какой-то медицины. И вот здесь уже арабская речь уступает место языку родины цейлонского чая, а с девичьих голов исчезают хиджабы — вместо них во лбу расцветает красная точка. Идешь по такому кварталу и ждешь — вот сейчас заиграет музыка, и вся улица начнет петь и танцевать, как завещали болливудские фильмы. Но этого не происходит. Здешние индусы не спешат следовать шаблонам и вообще на многое смотрят просто. Например, если в уличной кафешке забыть о том, что корова для индусов — священное животное, и попросить говядину, вам ее запросто принесут. В отличие от арабов, индусы столь яркой тягой к традиционным нарядам не страдают, нет у них и пристрастия к громкой национальной музыке. Скорее всего, оттого, что живут заметно бедней и работать стараются больше — тут не до болливудских эффектов.

Дальше от центра среди индусских улочек проступают китайские, которые постепенно сходятся в Чайна-тауну. Этот район считается отдельной достопримечательностью KL. Здесь все так, как и должно быть в типичном китайском квартале. Целая улица с прилегающими проулками выделяется в сплошной вещевой рынок со всякой дребеденью, от трехсимочного девятого айфона до настоящих часов Rolex (только сегодня и специально для вас оба лухари-предмета за 100$). 

А еще тут куча кафе и ресторанчиков с непредсказуемым графиком работы. Причем те, что подороже, работают днем. А вечером, когда основные волны туристов схлынут, эти рестораны закрываются, и на улицы выкатываются жаровни и грили, рядом с которыми ставятся пластиковые стулья и столы. И масса мелких предпринимателей начинает свой уличный ресторанный бизнес. В такой китайской полевой кухне можно наесться до отвала на 100-150 рублей или слегка перекусить на 70. Именно расценки и привлекают сюда работяг, многие из которых сами проводят день за приготовлением пищи, но в более дорогих, туристических точках общепита.

Рядом с китайскими улочками встречаются вкрапления Таиланда, Тайваня, Вьетнама и других азиатских стран. Сами же малайцы в большинстве своем селятся подальше от центра. 

Деление на районы по национальному признаку весьма условное — можно найти китайскую улочку посреди арабского квартала или индийскую посреди чайнатауна. Но вот сами люди явно предпочитают держаться поближе к землякам. Трудно встретить китайца в компании индусов или араба в индийском ресторанчике. Напряженности между народами не ощущается, но вот деление на диаспоры явно присутствует — будто невидимые нити ведут каждую народность поближе к своим. Не распространяется это, пожалуй, лишь на белых туристов всех национальностей — эти ходят, где хотят, и нередко вписываются в компании всех вышеперечисленных. Особенно если это девушки. 

Национальное и культурное многообразие для Куала-Лумпура — характерная черта: и люди, и храмы, и даже рестораны — все это предоставляет туристу богатый выбор. В общем, ешь, молись, люби. Только не забывай следить за уставами чужих монастырей. 

Резюме

Куала-Лумпур чрезвычайно красив, необычен архитектурой, наполнен современными технологиями и прочими вкусностями. Но на третий день пребывания здесь начинает казаться, будто это не настоящий город, а кукольный. Идеальный игрушечный мир, построенный для того, чтобы удивлять приезжих, выкачивать деньги из туристов и инвесторов. Здесь за внешним хаосом чувствуется строгая система, которая контролирует и огни небоскребов, и трафик на дорогах, и даже взаимоотношения разных народностей, населивших этот прекрасный образцово-показательный город. Тут однозначно стоит побывать, но жить в этой матрице способен далеко не каждый.

Комментарии
Провальный дауншифтинг. Юрий Немытых — падающая звезда Екатеринбурга
Городские истории
Провальный дауншифтинг. Юрий Немытых — падающая звезда Екатеринбурга
Один из самых блестящих экономических журналистов Екатеринбурга вернулся в город после нескольких лет в Таиланде, где он бомжевал и сидел в тюрьме. ЕТВ рассказывает удивительную историю о том, как неукрощенные страсти погубили талант.
Зачем Екатеринбургу центр по изучению ГМО?
Big in Japan. Смотрим на Токио глазами уральского архитектора
События
Big in Japan. Смотрим на Токио глазами уральского архитектора
Наш герой Марк Миляев, который целый год прожил в Токио, рассказывает, почему буддисты ходят в чужой храм, сколько зарабатывают японские врачи и можно ли стать своим среди чужих, если у тебя широкая уральская душа.
Гости Екатеринбурга
Людмила Улицкая в прямом эфире
Людмила Улицкая в прямом эфире
От Марьи Захаровой
ЗЖЛ. Лаосские пельмени
События
ЗЖЛ. Лаосские пельмени
Один из лучших способов узнать другую страну — пожить и поработать в ней. В рубрике «Записки Жени Лобанова» корреспондент ЕТВ побеседовал о кулинарном стартапе и ностальгии по СССР с Еленой Аберут, первооткрывательницей пельменей в Лаосе.
Опоры спорта. Цветущая «Юность» и «Динамо»-мама
Городские истории
Опоры спорта. Цветущая «Юность» и «Динамо»-мама
Они пришли из глубины времен и стремятся в будущее. ЕТВ рассказывает о легендарных спортивных комплексах, которые прославили город задолго до того, как Центральный стадион получил право на матчи ЧМ-2018 и бесконечные реконструкции.
ЗЖЛ. Рай по приговору
События
ЗЖЛ. Рай по приговору
В этой филиппинской тюрьме можно построить себе дом и поселить семью. В сериале «Записки Жени Лобанова» об этом чуде Востока рассказывает отважный засланец ЕТВ в загадочную Азию.
Афиша не для всех: выходные по классике и на спорте
Развлечения
Афиша не для всех: выходные по классике и на спорте
Снова пятница на календаре, а это значит, что пришла пора планировать выходные с пользой и запасаться развлекательными планами на будущее. В очередном выпуске нашей афиши мы собрали мероприятия, которые, вероятно, придутся вам по душе.
Страшный суд ЕТВ. Изучаем новостройки Уктуса Левобережного
Городские истории
Страшный суд ЕТВ. Изучаем новостройки Уктуса Левобережного
Лес и пруд, свежий воздух и одновременная близость центра города — вот что заманило в этот район многих его обитателей. Переехав, они обнаружили и минусы. Как живется по ту сторону Исети, ЕТВ рассказали очевидцы.
ЗЖЛ. Филиппинский Ройзман и убийственный миф о нарковойнах Манилы
События
ЗЖЛ. Филиппинский Ройзман и убийственный миф о нарковойнах Манилы
Эскадроны смерти и тысячи убитых — вот что пишут о ситуации в Маниле крупные международные издания. Где кончается правда и начинается зловещая городская легенда? Рассказывает корреспондент ЕТВ в сериале «Записки Жени Лобанова».
ЗЖЛ. Манила — надежда веселых трущоб
События
ЗЖЛ. Манила — надежда веселых трущоб
Это очень необычный город — бедный, но щедрый, жестокий, но веселый. Чтобы понять Манилу, надо в ней жить. В сериале «Записки Жени Лобанова» корреспондент ЕТВ рассказывает, как столица Филиппин ломает шаблоны и вправляет мозги.