«Нирвана» вышла на «Свободу»: как уральские рокеры покинули подполье

Недавно рок-клуб «Нирвана» отпраздновал восьмилетие и почти сразу закрылся, чтобы открыться на новом месте. В честь большого переезда рассказываем историю парней из Березников, подсадивших Екатеринбург на рок из подполья.

В начале нулевых ребята из пермской глубинки приехали в Екатеринбург покорять местную рок-сцену, но обстоятельства сложились так, что им пришлось самим же ее и построить. На счету творческой формации, ранее известной как «Новая сцена» – сотни концертов звезд российского андеграунда, сразу две культовые «Нирваны» (на Бебеля и Антона Валека), а сейчас они вышли на «Свободу» и хотят воплотить в ней все лучшее, что было в их предыдущих творениях. Они уже давно не подростки, но идеей сделать клуб для тех, кого не берут в ротацию на радио и не зовут выступать на больших площадках, одержимы, как и прежде. Это история про долгий путь к «Свободе» и независимости неформатных музыкантов от кабацких законов.

Глава 1. В начале были De Trah...

udxmm9oovak.jpg

Название De Trah обусловило слово Hatred — так называлась группа, в которой играл старший брат Алексея Лихарева (крайний слева)

Саша с Антоном пару минут спорят, пытаясь вспомнить, в каком году группа De Trah приехала в Екатеринбург. De Trah – это трое музыкантов из пермских Березников, которые пять лет поиграли дома, поняли, что в маленьком городе перспектив никаких, и отправились творить в уральскую столицу. В родных Березниках группа успела отметиться организацией нескольких концертов, колорит которых виден по раритетным черно-белым афишам. Антон аккуратно достает из запылившейся папки две большие листовки, на одной из которых написано «Погружение в Nirvana» и на весь лист изображен Курт Кобейн. Внизу подпись: ДК Калийщиков, 19 марта 18:00, цена 20 рублей. 

Антон Чернобровкин – директор, а Александр Обвинцев – технический директор концерт-холла «Свобода». В Екатеринбург из Березников Антон приехал вместе с гитаристом Алексеем Лихаревым и вокалистом Евгением Кирилюком. Пока троица искала в уральской столице репетиционную точку, Саша оканчивал училище, чтобы затем пойти работать слесарем на завод, и параллельно играл в группе Oxford.

Я успел проработать на заводе где-то полгода, а там как раз приехали ребята, это был 2002 или 2003 год. Им нужна была барабанная установка, а у нашей группы как раз она была. Парни обратились за барабанами, так и познакомились. Потом я ушел из Oxford, и мне предложили стать басистом в De Trah. В тот же день я написал на заводе заявление на увольнение, и с тех пор… вот.

Александр Обвинцев
технический директор концерт-холла «Свобода»

Группа De Trah не оказалась бы причастной к развитию уральской рок-культуры, найдись в то время в городе хоть одна приличная репетиционная точка или концертная площадка. Ребята с ужасом вспоминают клуб «Фауст» с хлипкой барабанной установкой и допотопной аппаратурой, к которой нельзя было подключить современные микрофоны. Каждой репетиции предшествовала изнурительная борьба с техникой, и тогда у музыкантов стали возникать мысли, что эту ситуацию нужно менять. В городе постепенно формировалась рок-тусовка, люди хотели концертов и тематических тусовок.

Глава 2. Новая сцена, старые барабаны

9mkjaswdd2g.jpg

Первую репетиционную базу De Trah открыли на Вайнера, 16п и назвали ее «Новая сцена» – в память о сцене, которую самостоятельно построили в ДК калийщиков. Студия представляла собой сарай без отопления и туалета, но, тем не менее, пользовалась спросом у музыкантов – в выходные время на репетиции было расписано с 8:00 утра до 6:00 часов следующего дня. Тогда же парни начали сдавать в аренду ту немногую звуковую аппаратуру, которую постепенно приобретали. 

История «Новой сцены» на Вайнера закончилась драматично и обыденно: здание признали незаконно построенным и приговорили к сносу, хотя оно до сих пор стоит на месте. Следующим пристанищем «Новой сцены» стал гаражный кооператив на Онуфриева, где музыканты поначалу решили плотно заняться творчеством, не привлекая для репетиций другие группы. Зарабатывать они хотели на прокате аппаратуры, но порой денег не хватало даже на «Доширак», поэтому они все же начали сдавать гараж в аренду страждущим музыкантам. 

Наступил такой момент, когда нужно было решать: либо двигаться вперед, либо стоять на месте. Нам перестало хватать доходов от проката аппаратуры, к тому же началась конкуренция – в центре появилось много репетиционных точек, и мы стали загибаться. Тогда и решили переезжать в другое место. Постепенно мы покупали комбики, мониторы, барабаны, ставили звук на многие концерты, например, в PV, с которыми сотрудничали. Как раз там прошла большая часть концертов аля «Психея», «7 Раса», Tractor Bowling. Основой всего был аппарат, который мы привезли еще из Березников.

Антон Чернобровкин
директор концерт-холла «Свобода»

Почти каждая деталь «аппарата», который собирала группа De Trah, имела занятную историю. Например, привезенные из Березников четыре усилителя парни арендовали у бандитов, затем появились огромные колонки, которые из-за габаритов они называли «холодильниками». В арендованной двухкомнатной квартире музыкантов, в которой в свое время жило десять человек, эти колонки периодически служили кроватями из-за нехватки спальных мест. 

Притчей во языцех в окружении музыкантов стала история про покупку барабанной установки Tacton – ее Саша выкупил за несколько бутылок водки у алкаша, когда еще играл в группе Oxford. Уже тогда, вспоминает он, этим барабанам было около 35 лет. Затем установку перекупили ребята из De Trah за 8 тысяч рублей и расплачивались за нее полгода. Сейчас установке около 50 лет, а она до сих пор в рабочем состоянии, на ней репетируют и иногда возят с собой на выступления. Правда, установка прошла полноценный апгрейд, и из родного на ней остались только «котлы» – деревянная основа барабанов.

Глава 3. В поисках «Нирваны»

3487529875.jpg

Фото: Алиса Волосникова

Вопрос о первом организованном концерте снова вызывает споры. Саша утверждает, что все началось с «Кирпичей», Антон уверен, что первыми были «Психея».
 
– Саня, не гони, я точно помню, что «Психея» были первыми, даже Лихарев говорит! 
– «Фауст» был раньше! Почему «Психея» была не в «Фаусте»? Потому что «Фауст» закрылся, и концерты негде было проводить совсем! – взрывается Саша. 

– Ну, короче, один из этих концертов был в PV на Пушкина, – оба успокаиваются, и Антон продолжает. – Кстати, там была галерея   «Свитер». Высота потолков там, наверно, около трех метров, две маленькие комнатушки, общая площадь максимум 100 квадратов. Сцены как таковой не было, то есть, мы в конце зала просто на полу поставили звук, и в этот зал битком забился народ. Концерт прошел успешно. Нельзя сказать, что это было красиво, зрелищно, но с этого все началось, дальше подключились местные команды. 

Парни стали обрастать контактами, и все чаще привозили альтернативные группы, а с концертными площадками все по-прежнему было плохо.  

Мы обошли все потенциальные концертные площадки, включая дворцы культуры. Где только не проводили концерты – и в КДЦ «Кумир» на ЖБИ, и в «Мастере и Маргарите» (кафе УрГАХА – прим. ред.), «Фауст», «Да Бар», «Курящая собака»… В ДК культуры в Кольцово, в Сысерти! Настолько было негде концерты проводить, что приходилось выезжать из города, и ведь люди ездили туда. Работа была проделана адовая. Вообще, когда мы искали первую репетиционную точку – тогда это делалось только через агентства недвижимости, — мы приходили, говорили, что нам нужно помещение типа гаража 20-30 квадратных метров. На нас смотрели такими круглыми глазами и откровенно ржали, когда мы говорили, что помещение нужно для репетиций. «Ну, ребята извините, ничем помочь не можем». Люди не были согласны сдавать помещения для таких целей. То есть, мы в прямом смысле были первопроходцами, это не прикол. Это сейчас обилие репетиционных точек никого не удивляет, а тогда не было вообще ничего. В общем, мы свою задачу выполнили.

Антон Чернобровкин,
директор концерт-холла «Свобода»

Было понятно – нужно открывать что-то свое, так и появилась «Нирвана» на Бебеля. Затем был «Арт Хаус» на Толмачева, а после – «Нирвана» на Антона Валека. При этом, говорит Саша Обвинцев, многие их посетители выпадали из тусовки на некоторое время, а когда возвращались, думали, что парни до сих пор базируются на Бебеля, или считали, что «Нирвана» – первый их клуб. В любом случае, независимо от габаритов очередной площадки, у команды был пул групп, которые никогда не отказывались сотрудничать с ними. Например, группа Jane Air. 

Площадка на Антона Валека не устраивала многие группы, да и нас самих в первую очередь, и, тем не менее, многие музыканты относятся с пониманием, они видят, что мы не пытаемся на ком-то нажиться, и последнее, что у нас есть, вкладываем в это. Естественно, когда группы приезжают и видят новый зал, они очень рады. Многим действительно важен именно человеческий фактор, нежели сама площадка.

Александр Обвинцев
технический директор концерт-холла «Свобода»

Глава 4. Свободная

5rzxkmkpsau.jpg

Концерт Jane Air в «Свободе» был одним из первых после открытия

Фото: Анастасия Зайцева

«Свобода» появилась пару недель назад, после того, как «Нирвану» прикрыли из соображений пожарной безопасности. Концерт-холл находится в центре города и так же, как и клуб-предшественник, спрятан во дворах. У привыкшего к компактности посетителя «Нирваны» первым делом отвиснет челюсть – «Свобода» действительно свободная. Большой гардероб, огромный зал, в конце которого есть бар со столиками, и просторная уютная сцена. Это не все – сбоку за стеной располагаются два небольших помещения, где можно проводить маленькие вечеринки – такой андеграундный отголосок «Нирваны». В будущем и большой зал, и маленький будут задействовать одновременно.

Здесь были слесарное училище и цех, затем были склады. А еще примерно семь лет назад здесь была производственная рекламная фирма, и первый свой автобус мы обклеивали символикой фестиваля, который организовывали, именно здесь. Когда мы с Антоном сюда пришли, то удивились – как так, в центре города простаивает такое помещение. Буквально было задействовано 20-30%, а все остальное пустовало. Мы еще в тот момент задумались, что вот бы круто арендовать это здание, и с того момента мечтали об этом помещении.

Александр Обвинцев,
технический директор концерт-холла «Свобода»

Парни говорят, что всегда хотели зал с большой сценой и высокими потолками. Нечто подобное было на Бебеля, но мешала отдаленность от центра – ночные вечеринки сразу проваливались. В «Нирване» на Антона Валека же было наоборот – вечеринки проходили на ура, но на больших концертах в помещении было тесно. «Свобода» — это своеобразный гибрид, позволяющий совмещать оба формата. У его создателей много планов по апгрейду, и в будущем все их надеются воплотить в жизнь – например, сделать в большом зале балконы, повесить огромный светодиодный экран на сцене и добавить больше света. Речь идет о миллионных вложениях, но парни уверены, что дела будут идти в гору, и все удастся воплотить в жизнь. 

Глава 5. Вынужденная монополия

foto25.jpg

Фото: Роман Арыкин

Антон с Сашей легко отвечают на вопрос, почему их дело до сих пор живет, и они его не бросают. Прошло почти 15 лет, а неформатные местечковые группы до сих пор не могут выйти на большую сцену и заработать денег за свое творчество, потому что клубов, готовых дать им площадку, в городе нет. Именно поэтому клуб на Бебеля переродился в «Арт Хаус», а тот – в «Нирвану». Именно поэтому «Нирвана» не загнулась, а стала «Свободой» – для того, чтобы малоизвестные, но идейные группы могли и дальше развиваться. Но сегодня, к сожалению, многие перспективные когда-то музыканты переключаются на «кабачную деятельность».

Все, кто раньше играл свое, сейчас играет каверы в кабаках, потому что за это платят деньги. Музыканты пошли на это, потому что своим творчеством не заработаешь. В кабаках даже не пытаются выяснить, собрала бы зал или нет та или иная группа, потому что никому не дают сыграть свои песни. Сейчас мы единственное место в городе, где такие группы, как «Концы», The Kamodo или El Mashe, могут выступить со своей программой и получить за это деньги. В прямом смысле – больше негде. Ни New Bar, ни «Дом печати», никто не заплатит группе «Концы» за их песни. И мы как были единственным местом для выступления таких музыкантов, так им и остаемся. Да, у нас музыканты получают меньше, чем кабачная группа, но после вечеринки, на которой у нас играют пять групп, все получают гонорар.

Антон Чернобровкин,
директор концерт-холла «Свобода»

Монополия на рынке оказалась вынужденной, и Саша с Антоном отмечают, что больше бы радовались как музыканты, если бы изначально было, где играть, нежели как коммерсанты. Хотя когда заходит разговор о коммерции, парни фыркают и закатывают глаза. «Не заработали мы никаких миллионов, наша задача в том, чтобы культура жила, – продолжает Антон. – Какой это нахрен бизнес! Спросите у директора «Телеклуба», сколько у него залетных концертов в год». Позиция в плане коммерции – лишь бы выжить. Но успешное открытие «Свободы» оставляет надежду, что лучшие времена еще впереди.

Фото на входе: Анастасия Зайцева для концерт-холла «Свобода»

Комментарии
Площадь эволюции. Типовые сталинки типичного Свердловска
Городские истории
Площадь эволюции. Типовые сталинки типичного Свердловска
Типовые сталинки, притаившиеся за Управлением дороги, — кусочек тихого центра, хранящего историю Свердловска. Когда-то здесь разводили кур и кроликов прямо в квартирах, нынешние жильцы готовятся к борьбе за существование своих домов.
Черви козыри. Как уральцы попали на фейкбук
События
Черви козыри. Как уральцы попали на фейкбук
Друг отметил вас на видео? Возможно, это не долгожданное признание, а симптом вирусной эпидемии, которая разразилась в популярной соцсети. Уральские гении IT рассказывают, как избавиться от заразы и не лишиться кредитки.
Король Лев. Поэт Рубинштейн о публике и пабликах
Городские истории
Король Лев. Поэт Рубинштейн о публике и пабликах
Молодые поэты обретают популярность за несколько постов в «Фейсбуке», а уже известные — используют свои страницы как дневники. Как изменилась поэзия в эпоху соцсетей, рассказал концептуалист Лев Рубинштейн, который приехал в Екатеринбург.
Естория. Редакция ЕТВ открывает свои тайны
Городские истории
Естория. Редакция ЕТВ открывает свои тайны
В работе журналистов многое остается за кадром. Сегодня мы откроем широкому читателю то, что берегли для своих мемуаров! Селфи с медведем и греча для Коляды, ограбление Куклачева и ходячие мертвецы в морге — в откровениях сотрудников ЕТВ.
Счастье есть. Потрошим праздничный стол с уральским Роспотребнадзором
Городские истории
Счастье есть. Потрошим праздничный стол с уральским Роспотребнадзором
По межконтинентальной традиции уральцы заранее атаковали продуктовые, чтобы наготовить еды впрок. ЕТВ выяснил, можно ли за один день избавить себя от необходимости в каникулы проводить время на кухне.
Афиша не для всех: встречаем Рождество и смотрим фильмы
Развлечения
Афиша не для всех: встречаем Рождество и смотрим фильмы
Пришла та часть новогодних каникул, когда пора выбираться из дома и развлекаться с друзьями. Что делать и куда пойти, традиционно рассказывает наша Афиша.
Афиша не для всех: встречаем Новый год вечеринками, шоу и выставками
Развлечения
Афиша не для всех: встречаем Новый год вечеринками, шоу и выставками
Самый главный и волшебный праздник страны приблизился вплотную. Если вы еще не знаете, где справлять Новый год, срочно смотрите афишу. Там же — рецепты веселья уже на следующий год.
Естория. Как новогодняя ночь уральцев превращается в рабочий день
Городские истории
Естория. Как новогодняя ночь уральцев превращается в рабочий день
Мы нашли и допросили тех, у кого 31 декабря легко ассоциируется со словом «работа». Как проживают праздники полицейские, спасатели, врачи, заключенные и их надзиратели, артисты, официанты и даже пилоты — в материале ЕТВ.
Собирать камни. 66 событий Екатеринбурга прошлого и будущего
События
Собирать камни. 66 событий Екатеринбурга прошлого и будущего
Самое важное, что произошло в уходящем 2016 году и ожидается в 2017, открыли эксперты ЕТВ в области городской среды и культуры, экономики и политики, права и кое-чего еще.