Придорожная революция

Когда фастфуд выдавит шашлыки и лагман с уральских трасс
Еще пару лет, и придорожный сервис на трассах Среднего Урала изменится до неузнаваемости, а с ним и досуг жителей мегаполиса. Станет нормой в выходные отоспаться в кемпинге под Брусянами или устроить романтический ужин на Серовском тракте, уверяют эксперты. Сложно поверить в истинность этих предсказаний, глядя на текущий уровень придорожного сервиса, поэтому ЕТВ отправился на трассу — узреть возможность светлого будущего своими глазами.

Как релаксируют американцы на Сибирском тракте, где набивают животы дальнобойщики, как выживают перекопанные шашлычники и что нужно делать кафешке, чтобы выжить — читайте в нашем репортаже.
Придорожный сервис с ЕТВ: выжить любой ценой. Трейлер

Кафешки и кафушки

Контроль и мониторинг за придорожным сервисом Свердловской области последние пять лет осуществляет Ассоциация развития дорожного сервиса, а ее бессменного главу Сергея Ли знают в лицо в забегаловках и на Тюменском тракте, и в Полевском, и в Перми.

Мы берем руководителя в проводники по миру «придорожки». Наше увлекательное путешествие Ли начинает крайне обнадеживающе: «Скоро всем кафушкам придет трындец». «Кафушками» эксперт называет мелкий общепит, хаотично раскиданный на трассах, перманентные клиенты которого — автотуристы и новички-дальнобойщики, перебивающиеся от кемпинга к кемпингу.
j11.JPG
Сергей Ли

Инвестор, бизнес-тренер, коуч, владелец разнообразных бизнесов, руководитель региональной Федерации компьютерного спорта, вице-президент Ассоциации компаний придорожного сервиса и туризма РФ, глава Ассоциации придорожного сервиса СО

«Придорожные комплексы, которые работают по всем канонам, у нас можно пересчитать по пальцам одной руки: два на Тюменском тракте, два на Челябинском. Ну, Приозерье… И все»,  — признается Ли. С гуру «придорожки» мы отправляемся на трассу «Екатеринбург-Тюмень»: нам предстоит провести ревизию мотеля и пельменной.
На фоне других регионов мы смотримся таки неплохо. Особенно если поездить по Уралу: Свердловская область если не на первом месте, то на втором — после Челябинска. Не отстает Тюмень, но там, в отличии от нас, развивать «придорожку» помогают власти: на строительство кемпинга могут выделить до 20 млн рублей. Сегодня сервис хорошо заходит в регионах, которые принимают чемпионат мира по футболу — 2018, лучше всех развивается Казань. А мы… Я бы сказал, что мы на низком старте.
Сергей Ли,
вице-президент Ассоциации компаний придорожного сервиса и туризма

Инфографика: Виталий Калистратов

Приводить дорожных бизнесменов в чувство с каждым годом становится легче: по сравнению с тем же 2012-м, рассказывает Ли, предприниматели стали быстрее идти на контакт и стремиться к обучению. «Бывают, конечно, случаи, когда тебе нужно доказать владельцу, что вообще от него надо. Многие из них делали свой бизнес еще в 90-х. Но проходит время, и он начинает с тобой сотрудничать»,  — говорит Ли.

Для владельцев заправок и кемпингов ассоциация проводит обучение: в идеале свердловская «придорожка» должна быть как в Германии, где этот бизнес започковался уже давно. Там практически на каждой АЗС есть большой магазин и ночлежка с необходимым минимумом удобств, а самая завалящая чиабатта с ветчиной и сыром по вкусу может дать фору иным местным ресторанам. Урал же только вышел на эту дорогу: на полный апгрейд отрасли понадобится три года.
На дорогах Свердловской области сейчас работают больше 400 предприятий — кафе, кемпингов, гостиниц и ресторанов, и 90% из них фактически находятся на нелегальном положении: почти каждому не хватает какой-нибудь разрешительной бумажки.

«Открыть придорожный бизнес, получив все разрешения, очень сложно. У нас есть ряд ведомств, от которых нужно получить добро — это и Роспотребнадзор,  и прокуратура, и ГИБДД. В 90% случаев организации что-то да не досогласовали. В то же время голимых нелегалов у нас практически нет, как и идеальных комплексов»,  — признается Ли.

Инфографика: Виталий Калистратов

Дотянуть до «Бульона»

k1.JPG
Кемпинг «Березовая роща»

Мы подъезжаем к кемпингу «Березовая роща», он находится на 30-м километре Сибирского тракта, в 20-ти километрах от ЖБИ. В рейтинге Ассоциации дорожного сервиса это место — одно из образцовых в регионе, но как только мы выходим из машины, глаз-алмаз Ли замечает недочеты: мало вывесок, а те, что есть, ведут в неизвестность.
Формат сервиса правильный, но его надо довести до ума. Сделать более красивым. Здесь вопрос лишь в эстетике и навигации: вот мы заехали, и непонятно куда бежать. А почему? Потому что вывески слабо информативные. На таком комплексе нужно штук 50 знаков! Когда мы на западе заезжаем в придорожный мотель, то сразу видим, сколько там свободных мест, по какой цене и так далее. Подъезжаем к заправке — сколько стоит бензин и так далее.
Сергей Ли,
вице-президент Ассоциации компаний придорожного сервиса и туризма
Ассоциация провела опрос среди дальнобойщиков. Некоторые признаются, что если кого на кемпингах и не хватает порой, так это грамотного охранника. «Зачем,  спрашиваем? Они говорят: мы подъезжаем и ничего не знаем про этот комплекс. Нужно знать и цену,  и где тут помыться,  и где покушать»,  — поясняет наш предводитель.
На ресепшене нас встречает администратор с бейджем «Лена». Женщина утверждает, что их отель — самый лучший на трассе, и охотно соглашается провести нам экскурсию по номерам.

- А кто у вас заселяется? Дальнобойщики?
- Дальнобойщики спят в машинах, а к нам ездят туристы. У нас разные номера есть — и студии, и для людей с детьми. И даже люксики.

- И часто у вас туристы останавливаются?
- Каждую неделю. Летом, конечно больше. И зарплата больше. А зимой — так, заезжают. К нам со всей области ездили! И даже американцы были.

- Тоже туристы? Что они здесь делали?
- Как что? Отдыхали!

Едем дальше. Следующий пункт нашего придорожного вояжа — пельменная на Сибирском тракте. В дороге Сергей Виссарионович снова заводит речь про отсутствие комплексов, построенных по канонам придорожного сервиса: Сделаны-то хорошо, только не породисто“.

«Вот на Пермском тракте есть кафе Бульон“. Народу очень нравится, они буквально тянут до Бульона“. Там заходишь и оказываешься будто в Макдоналдсе“: вывески везде, меню, детская зона, туалет и душ. Сделано, как я говорю, породисто. А у нас здесь все хорошо, да вот шика не хватает»,  — рассуждает эксперт.
А вот в пельменной нам рады не очень: несмотря на то, что  с виду все вроде хорошо и пахнет вкусно, девушки-официантки и кассирша прячутся в подсобке. Чтобы спросить, когда открылась образцовая, по мнению Ли, пельменная, приходится кричать куда-то за стойку.
Придорожный рейд: ЕТВ в пельменной

Стать придорожным бизнесменом нынче непросто. Ли рассказывает,  что, как и в любой отрасли, у трассового сервиса есть свои заморочки, не ограничивающиеся бумажной волокитой. Один бизнесмены берут взятками и хитростью: дают «на лапу» местным полицейским, покупают разрешения и даже прописываются в своих кафешках. Точнее, кафушках.

«Я знаю одного предпринимателя, который на трассе построил шашлычку, прописал там себя, свою семью, детей. Как он это сделал? Непонятно,  — рассказывает Ли. — Другой продавал водку подросткам, а на торговлю спиртным даже лицензии не было. Мы однажды приехали к нему с руководителями ГИБДД. Он тут же звонит местному начальнику полиции, говорит, приезжай, разберись. Но не тут-то было!».

Есть и упрямые, кто по несколько лет согласовывают участки и добиваются права на работу: «Проверяем мы кемпинг, который ребята построили в 80-х или в 90-х. У них все согласовано, а тут изменилась разгонная полоса на дороге. Приезжает ГИБДД, говорит, переделывайте. И получается тупик — хоть стой, хоть падай».
k12.JPG
Неутомимый «Лаззат»

Один из мастеров упрямства встречается на пути и нам: владелец кафе «Лаззат» на Тюменском тракте ведет ежедневную войну с «Автодором», перекапывающим ему въезд.
Придорожный рейд ЕТВ: неутомимый «Лаззат»

Съесть шаурму и не умереть: придорожные лайфхаки

Как пообедать на трассе и остаться в живых? Этот вопрос волнует всех, кроме дальнобойщиков и автоинспекторов. Глава Ассоциации развития придорожного сервиса советует слушать  в выборе пункта для трапезы именно завсегдатаев трассы. Самый оптимальный вариант — купить радиоустановку и настроиться на волну дальнобойщиков. Так можно получить бонус в виде последних новостей с дороги не только о вкусных забегаловках, но и о состоянии трасс, годных мест для ночевки и отдыха. Способ второй — смотреть, где едят сотрудники ГИБДД. Но и эта тема не вечна: совсем скоро, предсказывает эксперт, мелкие шашлычки и кафешки исчезнут с обочин. Им на смену придут сетевые организации.
Нелегалы, мелкие кафешки есть, но жить им осталось недолго. Скоро случится ситуация, схожая с ритейлом: когда на придорожку зайдет большой сетевик, маленькие умрут. Как только дети увидят у дороги огромную букву М, они не захотят в шашлычку, они потащат родителей туда. Люди поедут в комплекс — где несколько кафе, детская площадка, туалеты и зона отдыха.
Сергей Ли,
вице-президент Ассоциации компаний придорожного сервиса и туризма
Для сетевиков уже отводят участки, более того, известны приоритетные игроки: это компания «ТрэвелПарк» — российско-австрийский проект. Недавно она зашла в Ульяновскую область и уже присматривается к Среднему Уралу. Со стороны Перми наступает «Автогриль» — фастфуд сегодня привлекает автопутешественников больше, чем лагман и пельмени.
Концепция придорожного комплекса «ТрэвелПарк»
Концепция придорожного комплекса «ТрэвелПарк»

Предоставлено АРДС

В актуальности развития отрасли в Ассоциации развития дорожного сервиса не сомневаются: свидетельство тому — опросы водителей. Сегодня многие из дальнобойщиков хотят отдыхать в мягких креслах. К комфорту их приучили, в частности, тахографы — системы, обязывающие дальнобойщиков делать остановки через определенные расстояния и временные промежутки.

Инфографика: Виталий Калистратов

Запроектировать хороший по оценкам ассоциации сетевой комплекс в Свердловской области надеются в ближайшее время: активно проходит процедура отвода участков, эксперты проводят конференции по обучению игроков рынка. Как выживать мелким торговцам? Ли видит выход в том, чтобы покупать франшизу (то есть, право на использование бренда и технологии) у крупных сетей. Или сдавать свои участки сетевикам в аренду.

Изменится и кухня. Сейчас, рассказывает эксперт, в области уже выражена тенденция на разнообразие блюд: пельменные и национальные кухни потеснил фастфуд. Близко пришествие высокой кухни: «Вот увидите: через пару лет откроются на трассах рестораны, в которых шефы будут готовить авторские блюда. И эти заведения будут популярны».

Очередной этап развития свердловской «придорожки» заканчивается со сменой тенденции строительства крупных магистралей в обход городов. Вот к чему стоит присмотреться придорожным бизнесменам.
Всем наша «придорожка» хороша, кроме эстетики: обидно, что настроены эти неправильные, некрасивые здания. Всю красоту портят. По-западному сервисы у нас не строят, потому что ум не дошел. У нас же как: сосед делает — остальные повторяют. Вот мужик и строит избы, думает, все равно к нему придут. Но ходят к нему только до тех пор, пока не появится другая интересная бандура.
Сергей Ли,
вице-президент Ассоциации компаний придорожного сервиса и туризма
Комментарии
Площадь эволюции. Наследники свердловских домов-коммун
Городские истории
Площадь эволюции. Наследники свердловских домов-коммун
Кухня в коридоре, туалет с окном, надземные коридоры, двухэтажные квартиры с удобствами на этаже и двухуровневые ячейки с антресолями. В домах-машинах советской эпохи побывала Полина Иванова.
Музыка на ЕТВ
Группа «Мельница»
Группа "Мельница"
От Светланы Зенковой
Естория. Уральцы в фокусе кинокамеры
События
Естория. Уральцы в фокусе кинокамеры
Чтобы попасть в кино, свердловчане готовы на многое: купаться в холодном ручье и учить марийский язык, носить на голове сумку и целоваться с человеком своего пола. Герои ЕТВ рассказали о своих спонтанных киноопытах.
Сумма за неделю
Фидель здесь / Совсем одни / Лексус / Корпоративы / Аксёнова
Фидель здесь / Совсем одни / Лексус / Корпоративы / Аксёнова
От Светланы Зенковой
Кто готовит Уралмашу культурную революцию?
События
Кто готовит Уралмашу культурную революцию?
Каток, электромагнитный тир, кино-передвижка и музыкальный инкубатор — каких только идей не предложили уралмашевскому бульвару, чтобы сделать его новым местом притяжения горожан.
Площадь эволюции. Современные обитатели особняков Екатеринбурга
Городские истории
Площадь эволюции. Современные обитатели особняков Екатеринбурга
Уникальный резной потолок посыпает землей жильцов одной усадьбы. Квартирантов другой спустили под землю, третью губят души гастарбайтеров. Прослеживаем судьбы старинных домов вместе с Полиной Ивановой.
Площадь эволюции. Как особняки Екатеринбурга стали коммуналками
Городские истории
Площадь эволюции. Как особняки Екатеринбурга стали коммуналками
Элитное жилье уральской столицы превратилось в обитель пролетариата, и в усадьбу Харитоновых-Расторгуевых поселили простых рабочих. Наблюдаем за тем, как изменялись жилые пространства Екатеринбурга, в новом проекте Полины Ивановой.
Илья Колмановский: «ГМО - залог выживания человечества»
События
Илья Колмановский: «ГМО — залог выживания человечества»
Кто съел «кузенов» современных людей? Почему микробы опаснее рака, и в чем причина вымирания бананов? Шокирующие ответы на наивные вопросы ЕТВ дал известный биолог и популяризатор науки.
Наш Вавилон. Как правильно встроить старый Екатеринбург в новый?
Городские истории
Наш Вавилон. Как правильно встроить старый Екатеринбург в новый?
Законсервированный фрагмент XIX века или старинно-современный гибрид? Архитектурный «торт» или каменный «бутерброд»? Вместе с экспертами ищем идеальный пример того, как старое здание входит в новую жизнь города.
Екатеринbook: почитаем Храм-на-Соли
Городские истории
Екатеринbook: почитаем Храм-на-Соли
Зачем водочные короли построили, а красноармейцы снесли костел? Как католический храм превратился в автовокзал? Почему под его сводами ваяли памятник-«Варежку»? Полина Иванова — об исчезнувшей Соляной площади Екатеринбурга.
Уютный бунт. На Площади Обороны ругали Яровую и звали всех на выборы
Город
Уютный бунт. На Площади Обороны ругали Яровую и звали всех на выборы
Против пронырливого законопроекта выступили депутаты, дальнобойщики, троцкисты с анархистами и просто активные горожане. Всего около 100 человек.