Площадь эволюции. Уральские дома-конструкторы

Необходимость строить быстро и дешево привела архитекторов к созданию типовых проектов. Со временем их стопки сложились в целые библиотеки, где можно было найти дом по каталогу.
Мы продолжаем серию материалов, посвященных истории представлений о комфортном жилье. Ранее мы говорили о коммунальных домах, в которые превратились дореволюционные особняки, о домах-коммунах и частных одноквартирных домах, о жилых комбинатах периода советского классицизма. Сегодня мы начнем очень важную тему — типовое жилье. 

В современном представлении словосочетания «типовое жилье» и «индустриальные методы строительства» прочно ассоциируются с пятиэтажными хрущевками и панельным домостроением, эпоха которых началась в конце 60-х годов единомоментно и бесповоротно, в одночасье завершив эпоху советского классицизма. Сегодня я расскажу, как советские архитекторы и строители почти 30 лет экспериментировали с индустриализацией проектирования и строительства, в какие философские тупики они забредали и какие опережающие время технологии изобретали. 

Старорежимные нормы и правила

Запрос на типовую архитектуру возникал в истории неоднократно, каждый раз, когда нужно было расселить большое количество людей на новом месте. Самым ярким примером типизации проектирования в Российской Империи являются так называемые «образцовые проекты», введенные при строительстве Петербурга.

Основной задачей образцовых проектов было, скорее, создать единообразное декоративное оформление уличного фасада: по мнению первого русского императора, жители нового города еще не обладали достаточно утонченным вкусом. Таким образом, «образцовые проекты» служили более типизации городской среды, а не жилья. 

В 1737 году в России издали первый строительный кодекс, в котором было прописано, что застройка городов должна быть регулярной, а все проекты всех новых строений должны утверждаться в определенных инстанциях в определенном порядке. До этого желающие строить, видимо, должны были как-то сами договариваться с местной властью на свое усмотрение. 

Позже образцовые проекты создавались не только для жилых, но и для казенных учреждений по всей империи. Тиражирование утвержденного проекта служило гарантией от проявления «провинциального вкуса». Строительный кодекс также не стоял на месте — он постоянно менялся и переиздавался. В документе стали появляться общие рекомендации не только по градостроительству, но также по пожарной безопасности, а также примерные сведения по трудозатратам на те или иные работы, и другие нормы, обеспечивающие безопасность и общий комфорт функционирования городской среды.

Отменить зиму

В начале 30-х годов строительная отрасль нового государства в основном была сосредоточена на двух задачах — построить как можно быстрее и больше промышленных объектов и как можно скорее обеспечить всех прибывших на эти стройки жильем. Проектирование и строительство этого жилья выполняли те же команды, которые создавали заводы. Соответственно, их методы стремились стать такими же — индустриальными.

«Готовьтесь к зиме» — заголовки журнала «Опыт стройки» говорят об одной из самых насущных проблем первых пятилеток

«Готовьтесь к зиме» — заголовки журнала «Опыт стройки» говорят об одной из самых насущных проблем первых пятилеток

Уже в годы первой пятилетки стало понятно, что грандиозные планы индустриализации выполнить не удастся, если каждый холодный сезон строительные работы будут останавливаться, как это им положено. Строители искали пути технически «отменить зиму». Одним из решений было максимально сосредоточиться на дереве как на материале, отказавшись от всех технологий, требующих работы с бетоном и цементом.

«Почему бетон "боится" мороза» — заголовок журнала «Опыт
    стройки» 

«Почему бетон "боится" мороза» — заголовок журнала «Опыт стройки» 

Другим решением было создание «конструктора» зданий, чтобы минимизировать монтажные работы и быстро из крупных однотипных элементов собирать дом. Технология деревянного домостроения как нельзя кстати подходила для этого.

Деревянный конструктор

Типовые элементы — брус, бревно, различные деревянные каркасы — позволили быстро и дешево возвести многие квадратные метры жилья. Примером могут служить бараки на Уралмаше. Это были общежития, состоящие из нескольких спален на 15-20 человек и, возможно, одной общей комнаты.

Простейшая и самая быстровозводимая постройка тоже стала полигоном для типизации элементов. Жилье это рассматривалось как временное, но, к сожалению, для многих оно оказалось постоянным очень и очень надолго. Последние бараки в Свердловске были расселены в 80-х годах. Также широкое распространение получили квартирные деревянные дома, которые сейчас ошибочно называет бараками наше поколение, не видевшее ни одного настоящего барака.

Деревянные дома из стандартизированных элементов стали первыми зданиями индустриальной сборки. Многие технологии, обкатанные в начале 30-х, успешно применяются и сегодня. Правда, уже в частном домостроении.

img45.jpg

Избушка-типовушка

В 1929 году вышло постановление «О мерах к оздоровлению строительства», в нем поручалось организовать Центральную библиотеку чертежей, которая позволила бы избежать дублирования проектировочной работы многочисленными конторами. Всем проектным организациям запретили приступать к проектированию до получения справки о том, что аналогичного проекта в библиотеке не имеется.

Таким образом, с проектных бюро заводов и фабрик снималась нагрузка, и молодые специалисты могли бросить свои силы на проектирование промышленных объектов. Проекты жилых домов начали применяться повторно на самых разных стройках СССР. Однако в известном нам значении типовых проектов все еще не было. Каждое бюро умудрялось привнести какие-нибудь изменения, вольно обращаясь с имеющимися проектами.

Индустриализация и классицизм

В середине 30-х архитекторы попали в сложную стилистическую западню — с одной стороны они должны были ускорить и удешевить процесс проектирования и строительства, с другой им приходилось отказываться от «коробочного стиля» и следовать моде на советский классицизм. 

На этих вырезках из журнала — квартира в типовом проекте середины 30-х годов. Прихожая с окном, раздельный санузел, комната для прислуги позади кухни — по уровню комфорта это жилье могло соперничать с современными элитными домами. «Интерьеры» украшены колоннами с капителями.

Эти красивые картинки и красивые мечты, конечно же, были не быстрые и не дешевые в возведении. Многие шикарные новые квартиры становились коммунальными сразу по окончанию строительства. Таким образом, вместо скромной, но своей квартиры люди получали шикарную, но общую.

Игры кончились после Второй Мировой войны, когда кризис жилья стал еще острее. Начался жесткий процесс унификации, стали вводиться типовые проекты, обязательные к исполнению. С 1947 года начинают внедрять всесоюзные типовые серии.
Типовой проект 50-х годов

Типовой проект 50-х годов

Типизация помогала экономить на проектировании и внедрять самые дешевые и проверенные технологии, а заодно контролировать соответствие архитектурному стилю. 1953 года Центральная библиотека строительных проектов была реорганизована в Центральный. Однако темпы строительства все равно оставались слишком медленными. Большая часть населения страны все еще жила на подселении, в бараках и коммуналках.

В 1955 году было принято постановление о борьбе с архитектурными излишествами, а в 1957 — постановление о развитии жилищного строительства в СССР, которое требовало заселять в квартиры только по одной семье. И хотя с тех пор прошло 60 лет, коммунальные квартиры относительно недавно перестали быть нормой в головах советских людей.

Предтеча панельного домостроения

Уже в середине 30-х годов на Урале проходили эксперименты по созданию крупноблочных домов:

img57.jpg

Строительство крупноблочного дома в Свердловске

Фото на обложке журнала «Опыт постройки», 1936 год

Эксперименты с панельным домостроением вели конструкторы и строители — энтузиасты на технических базах уральских заводов. Эти изобретатели искали золотую середину между дешевыми каркасными или щитовыми домами и комфортными каменными. Фактически это были попытки сделать такой же легко и всесезонно собираемый конструктор, но не из дерева, а из более прочных и теплых материалов. Им потребовались десятки лет, чтобы доказать состоятельность их идеи. Типовые серии панельных домов получили широкое распространение только в 60-е годы.

Первый проект панельного дома, архитектор Потапов, 1932 год

Первый проект панельного дома, архитектор Потапов, 1932 год

Так могли бы выглядеть панельные дома в стиле советского классицизма.

О  том, во что вылилось типовое строительство на Среднем Урале, читайте в следующей серии «Площади эволюции» — совместного проекта Полины Ивановой, ЕТВ и сообщества «Екатеринбург наизнанку». Современные фотографии в тексте — Александр Тверской. 

Авторы материала приносят огромную благодарность за помощь Евгению Бурденкову и Александру Бурцеву. Благодарим за предоставленные материалы Государственный архив Свердловской области. Мы будем признательны, если вы поддержите большой проект автора цикла — «Путеводитель по Екатеринбургу». 
Комментарии
Уральские подснежники: ищем оголенные ножки и прочие симптомы весны
События
Уральские подснежники: ищем оголенные ножки и прочие симптомы весны
Весна плюет на календарь и заходит в Екатеринбург раньше положенного срока: в последние дни февраля улицы города утопают в грязи и растаявшем снеге. Посреди всего этого сезонного разнообразия мелькают женские ножки. Яркие. Зимние. Твои.
Свердчеловек. Как я достаю людей с того света
Городские истории
Свердчеловек. Как я достаю людей с того света
История Игоря Листова — роман с пылающими страницами. Влюбленный в работу, он 15 лет проводил в разъездах, спасая жизни больших и маленьких людей. Игорь Листов — анестезиолог-реаниматолог, отдавший большую часть карьеры медицине катастроф.
Уральский звездовоз
Городские истории
Уральский звездовоз
Стиранные полотенца, жрицы любви и билеты на самолет для арфы: ЕТВ узнал все о причудах артистов, которые приезжают с концертами в Екатеринбург.
ЗЖЛ. Чайные потомки опиумных королей
События
ЗЖЛ. Чайные потомки опиумных королей
Когда-то деревня Месалонг была пристанищем китайцев-антикоммунистов, потом — крупнейшим наркоцентром Таиланда. Но теперь маки сменились чайными кустами. О мирном теперь царстве улуна — в сериале «Записки Жени Лобанова».
Народная Екаграфия
Городские истории
Народная Екаграфия
Достопримечательности уральской столицы с каждым годом притягивают все больше туристов. Однако ориентироваться в них гостям города бывает непросто, потому что местные жители называют памятники совсем не так, как путеводители.
Боевые духи. Уральские новобранцы единоборств
События
Боевые духи. Уральские новобранцы единоборств
Закрытая клетка, гул толпы и незнакомый противник: сотни простых уральских парней рвутся на турниры, где не заработают ни копейки. Феномен свердловской суровости раскрыл ЕТВ организатор любительских и профессиональных схваток.
Вот это новость! Главные события Екатеринбурга в одной картинке
Город
Вот это новость! Главные события Екатеринбурга в одной картинке
Еженедельный дайджест новостей уральской столицы, который можно читать, а можно смотреть.
Лаборатроллия на ЕТВ: «грибок» толпы
Лаборатроллия
Лаборатроллия на ЕТВ: «грибок» толпы
Творческий десант ЕТВ, не жалея сил и нервов, меняет махровую эстраду на экспириенс в царстве «Грибов».
Ищем смысл в чистом поле за Кольцово
События
Ищем смысл в чистом поле за Кольцово
Архитектор столичного «Винзавода» Ярослав Ковальчук — о новой парадигме городского планирования, которую он вместе со студентами Школы главного архитектора опробует на микрорайоне «Новокольцовский».