Людмила Телень: «Вокруг Путин Центра тоже будут кипеть страсти»

Все об истинных причинах нападок Никиты Михалкова и угрозах, которые поступают в адрес музея.
Никогда еще о Ельцин Центре не говорили так много, как на этой неделе. Даже Дмитрий Медведев счел необходим сказать несколько слов в его защиту. Почему через год после открытия президентский центр оказался в центре внимания? Чем руководствуется Никита Михалков, обвиняя создателей музея в разрушении российской государственности? Что заставило Наину Ельцину, никогда ранее не выступающую публично, встать на защиту Центра? Об этом ЕТВ рассказала Людмила Телень, заместитель исполнительного директора Ельцин Центра. 

— Последние пару недель можно открывать рубрику «Кто что сказал». В дискуссии о Ельцин Центре поучаствовали Никита Михалков, Наина Ельцина режиссер Павел Лунгин, музыканты Андрей Макаревич и Владимир Шахрин, губернатор Свердловской области Евгений Куйвашев, российский премьер Дмитрий Медведев, министр культуры Владимир Мединский. Что происходит? Из-за чего разгорелся такой жаркий спор?

— Все началось с выступления Никиты Михалкова в Совете Федераций на парламентских слушаниях, которые были посвящены культурной политике до 2030 года. Никита Сергеевич вспомнил о Ельцин Центре и выступил, в общем-то не в первый раз — до этого он посвятил ему несколько выпусков своего чудного «Бесогона», с резкой критикой.  

Фото: Дмитрий Шевалдин

— Ведущий государственного медиахолдинга Владимир Соловьев тоже высказывался. Но такого резонанса не было. И есть конспирологическая версия, что сейчас это все неспроста. 

— Мы заплатили Михалкову, чтобы он создал нам такую рекламу? 

— Нет. Но кому-то важно оказать давление на Ельцин Центр. А вы, чувствуя угрозу для институции, начали отвечать на нападки очень серьезно. 

— Ответили мы коротко. Но, вы правы, ответили впервые. Мы не считали нужным реагировать на высказывания в «Бесогоне» — каждый человек имеет право на свою точку зрения, тем более, в авторской программе. Но на слова, произнесенные в стенах Совета Федерации, пришлось ответить: человек призвал законодателей принять серьезные меры по отношению к Ельцин Центру. Мы не имеем ничего против любых высказываний граждан России — это, кстати, гарантируется Конституцией. Принятой при Борисе Ельцине. Но хотелось, чтобы Никита Сергеевич, все-таки, высказывал свою позицию после того, как побывает в музее, а не до или вместо этого. Но не рассчитывали, что последует продолжение. 

А реакция оказалась очень бурной. Не буду скрывать, и предыдущие заявления задевали Наину Иосифовну Ельцину. Но у нее есть правило — она никогда и никому не отвечает. Но здесь решила ответить. Как я понимаю, ее очень задели две вещи. Первая, что Никита Сергеевич никогда не был в музее. Вторая — что он оскорбил людей, которые честно и объективно делают свое дело, которые вложили в этот музей знания, опыт, силы... Все говорят, что Ельцин Центр стоит больших денег, но никто не думает, каких усилий он стоил его создателям.  

Фото: Дмитрий Шевалдин

— Шумная кампания получилась. Вы будете как-то корректировать работу Ельцин Центра? Может, будут внесены изменения в экспозицию музея? 

— Нет, конечно. Музей как работал, так и работает. Что касается программы, которая существует вокруг музея, она тоже не будет корректироваться в соответствии с пожеланиями Михалкова. У нас выступают разные люди, представлены разные точки зрения. Так было. И так будет всегда. 

— Есть какой-то намек на «двойную сплошную»? И, условно, «навального» вы не можете пригласить? 

— Я бы не назвала это «двойной сплошной». Но мы не занимаемся современной политикой. Мы — просветительский центр, который действует в соответствии со своими задачами и целями, закрепленными в уставе. И главная среди них — изучение, сохранение и продвижение исторического наследия первого президента, эпохи, в которую он стоял во главе страны. 

— Тем не менее, я не могу представить в провинции ни одного музея или культурного центра, который после такой атаки отстоял бы свои позиции. Как не могу понять, почему председатель духовного управления мусульман Карачаево-Черкессии, предложивший взорвать Ельцин Центр, остался ненаказанным. Что за аномалия такая образовалась в центре России, на Урале? 

— Я думаю дело в том, что Ельцин Центр действует в соответствии с федеральным законом, который ввел статус президентского центра. Это значит, что такие центры будут и у Путина, и у Медведева. Вокруг них тоже будут кипеть страсти, потому что действия любого человека, связанного с современной историей, вызывают споры. И это нормально.  

Фото: Дмитрий Шевалдин

— Но можно назначить директора, который извратит суть происходящего. Похожая ситуация была в единственном в России Музее политических репрессий «Пермь 36». Появление нового руководителя там привело к тому, что музей трансформировался — стал музеем системы исполнения наказаний.

— Я думаю, гарантией того, что музей останется прежним, его не закроют и не взорвут, является попечительский совет. В нем много уважаемых людей, которые отвечают за свои слова и за свои поступки. Руководит им глава президентский администрации. В него входят Шойгу, Швыдкой, Волошин, Татьяна и Валентин Юмашевы, Наина Ельцина, Анатолий Чубайс. 

— В музее Ельцина сейчас тиражируется ролик об истории России. Краткое изложение, анимация, в которой Ельцин почти не присутствует. Нет и позднего Бориса Николаевича. Вам не хочется поговорить о последних годах его президентства, о его убеждениях и, может быть, ошибках? 

— Этот ролик подводит нас к моменту, когда Ельцин приходит к власти. Когда нас обвиняют в том, что мы исказили историю, в том что нет последовательности событий, нет Александра III и Павла I. Это смешные обвинения, потому что создатели музея — не идиоты, чтобы поставить себе задачу в за пять минут изложить историю России. Этот ролик — эссе на тему «Власть и общество». И поэтому, конечно, он фрагментарен. Это художественно-публицистическое произведение, а не научно-исторический трактат. Что касается позднего или раннего Ельцина... На мой взгляд, у него были ошибки на разных этапах. 

Фото: Дмитрий Шевалдин

Но музей устроен так, что в нем можно говорить обо всем. Конкретный пример — зал, посвященный войне в Чечне. О чем он? Какой молодец Ельцин, начавший эту войну? Как доблестно сражалась одна или другая сторона? Нет. Это зал трагедии. Для России, для Чечни. И, может быть, для всего мира. Основной прием, который там использован, это фотографии. Не парадные, которые выдают с мест боевых действий официальные агентства (неважно российские или нет). Это фотографии людей. Парные: русская мать — чеченская мать, русский ребенок — чеченский ребенок, русский солдат — чеченский солдат. И на все эти фотографии можно смотреть только через пробитые в стене отверстия, которые повторяют траекторию пуль автомата Калашникова. 

Экспозиция музея предполагает споры и дискуссии, размышления и разговоры. Но она не предполагает встать навытяжку и сказать «Слава Ельцину!» Этого не было ни в замысле, ни в исполнении.
— В зале про Конституцию, в ролике читает преамбулу, в том числе, и дочь Михалкова — Анна Никитична. А Никите Сергеевичу вы не предлагали поучаствовать? Может быть, он поэтому обиделся? 

— Не предлагали. И я не знаю, как Анна относится ко всему, что сейчас происходит. Но Михалков в музее есть. Например, в «Лабиринте истории», в том разделе, который посвящен Сталину, — очень большой фрагмент первой части «Утомленных солнцем», как иллюстрация переосмысления в девяностые отношения к репрессиям. 

Фото: Дмитрий Шевалдин

— Хочется закончить разговор не скандалами, а планами. 

— Мы надеемся, что Ельцин Центр станет точкой притяжения для людей, которые приедут в музей, а увидят Екатеринбург и откроют для себя этот город. Что же касается планов, то 2017-й будет не менее насыщенным. В этом году мы много экспериментировали. И к концу года поняли, что интересно нашим гостям. Мы показали очень много хорошего документального кино. Собираемся делать это и дальше: показывать фильмы, привозить известных режиссеров, операторов, журналистов. 

Обязательно будем заниматься художественным кино. Но это будут не показы болкбастеров: мы не про это, мы — чтобы поговорить, обсудить, встретиться с людьми. И для этого хотим создать киноклуб Ельцин Центра, где будут проходить интереснейшие события: Дни Тодоровского и Звягинцева, возможно, приедет Гай Германика, ждем легендарного Марлена Хуциева. 

Если вы заметили, у нас активно развивается театральное направление. Мы показали спектакль #конституциярф пермского Театра-Театра, надеемся продолжить сотрудничество. К нам приедет московский «Театр.doc». Мы развиваем и собственную театральную платформу — экспериментальную, молодежную Думаем, что в следующем году поставим одна-две пьесы Ярославы Пулинович.   
Комментарии
  • Pavlov Nikolai, 05 января
    Позор для Великой страны.....пьянство до добра не доводит...
  • Denis, 18 декабря
    Позор страны и алкашная история президента - это мои личные воспоминания о 90-х годах
    • Alekso Alex, 04 января
      С чего позор-то? Он хоть матом не ругался. Сегодняшние муфлоны так вобще мат на мате и все по фене ботают. Пересрались абсолютно со всеми соседями благодаря этим бездарям. Вот это позор.
  • Ислам, 16 декабря
    Мне кажется, надо было бы принять закон, запрещающий ставить памятники или строить музеи в течение 50-летнего периода после кончины человека. Большое видится на расстоянии, только потомки рассудят и оценят личность и её место в истории.
ЗЖЛ. Вьетнамский урбан-трип: рынок под красным флагом
Городские истории
ЗЖЛ. Вьетнамский урбан-трип: рынок под красным флагом
Как живет сегодня обожженная американским напалмом страна, своими глазами увидел корреспондент ЕТВ. О трудолюбивом народе, глядящем вперед, в сериале «Записки Жени Лобанова».
Жрецы свердловского общепита
Городские истории
Жрецы свердловского общепита
Пушкин или Лермонтов? «Битлы» или «Роллинги»? Месси или Роналду? У жителей Свердловска был свой неразрешимый вопрос: пельменная на Горького или Пушкина? ЕТВ предлагает ностальгию по советскому общепиту в воспоминаниях гурманов-очевидцев.
Свердчеловек. Как я достаю людей с того света
Городские истории
Свердчеловек. Как я достаю людей с того света
История Игоря Листова — роман с пылающими страницами. Влюбленный в работу, он 15 лет проводил в разъездах, спасая жизни больших и маленьких людей. Игорь Листов — анестезиолог-реаниматолог, отдавший большую часть карьеры медицине катастроф.
ЗЖЛ. Чайные потомки опиумных королей
События
ЗЖЛ. Чайные потомки опиумных королей
Когда-то деревня Месалонг была пристанищем китайцев-антикоммунистов, потом — крупнейшим наркоцентром Таиланда. Но теперь маки сменились чайными кустами. О мирном теперь царстве улуна — в сериале «Записки Жени Лобанова».
Боевые духи. Уральские новобранцы единоборств
События
Боевые духи. Уральские новобранцы единоборств
Закрытая клетка, гул толпы и незнакомый противник: сотни простых уральских парней рвутся на турниры, где не заработают ни копейки. Феномен свердловской суровости раскрыл ЕТВ организатор любительских и профессиональных схваток.
Ищем смысл в чистом поле за Кольцово
События
Ищем смысл в чистом поле за Кольцово
Архитектор столичного «Винзавода» Ярослав Ковальчук — о новой парадигме городского планирования, которую он вместе со студентами Школы главного архитектора опробует на микрорайоне «Новокольцовский».
Провальный дауншифтинг. Юрий Немытых — падающая звезда Екатеринбурга
Городские истории
Провальный дауншифтинг. Юрий Немытых — падающая звезда Екатеринбурга
Один из самых блестящих экономических журналистов Екатеринбурга вернулся в город после нескольких лет в Таиланде, где он бомжевал и сидел в тюрьме. ЕТВ рассказывает удивительную историю о том, как неукрощенные страсти погубили талант.
Площадь эволюции, бонус. Мастерские свердловских художников
Городские истории
Площадь эволюции, бонус. Мастерские свердловских художников
Самый большой жилой дом послевоенного Свердловска стал промежуточным звеном между сталинками и хрущевками. Об особенном фонтане, подземных тоннелях и студиях архитекторов — в последней серии «Площади эволюции».
Сорваться с цепи. О домашнем насилии с хеппи эндом
Городские истории
Сорваться с цепи. О домашнем насилии с хеппи эндом
Число пострадавших от рукоприкладства близких в Екатеринбурге выросло вдвое, заявляет мэр Евгений Ройзман. Вырваться из домашнего ада удается единицам, и все же они существуют. И расскажут сегодня свои истории.