Бьет — значит любит. В чем ходит забитый Екатеринбург?

Мы нашли место, где били Путина. Мы узнали много о ровных линиях и красивых точках. Мы нашли адептов екатеринбургского конструктивизма. И мы расскажем вам об этом прямо сейчас.
О татуировках уральских и не очень мы расспросили тех, кто красиво бьет лица и строчит по коже ровные линии. А также тех, кто носит на руке гостиницу, а на ноге — цирк. О самых неожиданных предложениях, популярных просьбах и распространенных отказах уральских любителей татуировки читайте на ЕТВ.

Прежде, чем вы предадитесь рассказам свердловских мастеров иглы и тела, познакомьтесь с нашей подробной инструкцией по зонам татуажа. Дисклеймер: она сделана по мотивам достаточно известного интернет-мема и носит исключительно шуточный характер. Редакция ЕТВ с одинаковым уважением относится и к людям с татуировками, и к тем, у кого их нет. 
Модель на фото: Рик Дженест, он же Zombie Boy, парень-татуировка
Модель на фото: Рик Дженест, он же Zombie Boy, парень-татуировка

Инфографика: закрома интернета + Виталий Калистратов, ЕТВ

Виталий Катков, RUAHRAA_TATTOO

«Попросили портрет Эйнштейна. На лбу»

Уральцы любят довольно шаблонные татуировки, и среди них много всякой ерунды — надписи, татухи «как у …», а индивидуальный подход к собственному телу наблюдается процентов у десяти из клиентского потока.

Патриотические татуировки встречаются нечасто, да и то на уровне медведя или орла на фоне триколора, бывает, просят набить герб, часто — ящерок, но это в основном поточные клиенты. У меня нет фетиша на патриотизм-шматриотизм, потому мне и думать об этом не интересно. Белых башен видел немало на людях, но зачем они это сделали — не интересовался. Хотят и хотят — мое дело все это качественно оформить, а художественный подход, эксперименты, большие проекты и прочие ништяки можно практиковать с постоянными клиентами.

Салону, в котором я работаю, шесть лет, но до этого у меня был продолжительный «домашний» период, когда тату было скорей хобби, чем профессия. Однажды человек предложил сделать ему на лбу портрет Эйнштейна с высунутым языком, но я отказался исключительно по причине психической неадекватности клиента. Был бы адекватен — сделал бы с радостью.

Diamond B, TATTOO-VAULT

«Клиент заказал ФИО невесты. Ну я и набил»

Чаще всего ко мне идут за черно-белыми рисунками, это если исключать надписи. Татуировка — это проект сугубо индивидуальный, и даже одну и ту же тему можно увидеть по-разному, а уж тем более изобразить. Самый трэш, за которым приходили ко мне,  — это ФИО невесты клиента. Ну я и набил. 

Сейчас мастера все больше возвращаются к старой школе, в тренде традиционная татуировка. Набирает оборот хэндпоук — нанесение рисунка вручную, без использования машинки. Я не видел людей, которые били себе челябинский метеорит или какое-то другое броское информационное событие, хотя знаю несколько человек,  у которых на коже архитектурные строения Екатеринбурга. В основном, это купол цирка. Зачем они это бьют? Не знаю. Все они — творческие личности, наверно, это как-то связано.

Даша Федорова, ZAKATALITY TATTOO

«От приветов из 90-х никуда не деться»

Если говорить об изображениях, которые хотят видеть на себе клиенты, то тут каждый волен напридумывать всего, что только в голову взбредет. Я работаю в реалистичной технике (люди, образы, животные)  и, как правило, выбираю идеи, близкие мне по стилю работы. Однако, на мой взгляд, большей популярностью пользуются традиционные татуировки (oldschool, neotrad), а также графика и гравюрные изображения. Но никуда не деться от «приветов из 90-х»: до сих пор находится масса людей, готовых вальнуть иероглифы и трайблы, как у Джорджа Клуни (из к/ф «От заката до рассвета»). Ко мне с такими пожеланиями часто обращаются, но я отказываюсь от подобных работ принципиально, так как не вижу в этом никакой эстетики.

Уральский патриотизм на коже лицезреть воочию мне не доводилось, но силуэт екатеринбургского цирка встречался мне не единожды в социальных сетях. Мне кажется, что такими людьми движет любовь к родному городу. Кто-то, возможно, будучи гостем в Екатеринбурге, впечатлившись, оставляет своеобразную память на теле в виде картинок с нашими достопримечательностями. Конечно, это подороже, чем купить открытку или магнитик, но зато память на всю жизнь.

Иван Трикин, арт-салон «Субкультура»

«Армейские и тюремные татуировки ушли на Запад»

В тату-индустрию меня затащила жена — она была одной из первых девушек-татуировщиц Челябинска, а сейчас у нее свой салон в Екатеринбурге. Люди приходят разные — от пацанчиков из ближайшего подъезда до знаменитостей, и для работы с ними у нас есть свои правила. Например, мы не бьем татухи на интимных местах, не делаем трайбл («как у Клуни») и маленьких дельфинчиков, птичек и jobstoppers (т.е. татуировки на кистях, пальцах, лице и шее,  с которыми вас вряд ли возьмут на налогооблагаемую работу). Впрочем, по последней категории делаем исключение, когда мы видим, что клиент плотно сидит в тату-культуре. 

За последние лет пять понимание татуировки здесь сильно расширилось, во многом благодаря интернету растет и качество, и количество. У Урала есть свои особенности. Например, крайне популярная на Западе русская тюремная/армейская татуировка у нас совсем не котируется. Думаю, это связано с тем, что долгие годы у нас ничего иного в стране и не было, и цветная, яркая, интересная татуировка сейчас выглядит более ценной, чем черная. Как таковой местный колорит встречается редко, однако я, как альпинист, всегда с большой радостью делаю татуировку гор, особенно если клиент делает ее в память об Урале. 

Самое необычное, что мне приходилось набивать — это символы повстанцев и Империи из «Звездных войн» практически на лице, ближе к вискам. Такие клиенты часто вызывают непонимание, но тату-культура очень широка и многогранна, так что черно-белые суждения должны оставаться в стороне. 

Саша Шламов, Alex Helmet TATTOO

«За точками и линиями людям пофиг куда ехать»

На Урале относительно недавно стали заниматься дотворком (тату-стиль, основанный на точках и прямых линиях — прим. ЕТВ) : у нас сейчас, можно сказать, рассвет, и это очень интересно. Много мастеров берутся за этот прием, среди них большая конкуренция и, как результат, контраст в качестве работ. Половина моих клиентов — это молодежь до 30 лет, еще треть — 30-40 лет. Среди них есть и раздолбаи, и офисные клерки. 

Основной поток клиентов идет за графической татуировкой — мне нравится, что сейчас уральцев все больше интересует орнаментальный рисунок. Поэтому я отказываюсь от всяких глупостей типа неинтересных копий татуировок знаменитостей.

Меня обходят стороной смешные ситуации и глупые татуировки: мои клиенты идут за дотом и лайном. Я не вижу, как падают метеориты и выбираются мэры — я все время рисую и татуирую. Раньше я работал в салонах в Екатеринбурге, но мне не понравилось — везде творился бардак. В итоге уехал в Ревду и открыл свой салон по всем санитарным нормам и правилам. По идее за полгода здесь можно весь город забить, но ездит ко мне в основном Екатеринбург — людям, которым нужны точки, линии и узоры, пофиг куда ехать.

Стас Соловьев, сеть салонов Elite-tattoo

«Рожденных в 70-е  в тату-салон не загнать»

Отношения с татуировкой на Урале хоть и прогрессируют, но некое советское понимание все-таки осталось: это и армейские наколки, и тюремщина. А бабушки во дворах до сих пор говорят про татуированных людей: «О, наркоман пошел». Так думают многие люди, рожденные в 70-х годах или раньше, и к нам в салон их не загнать. Наша аудитория — это молодежь от 18 до 25 лет, они отказываются от стереотипов, и здесь, в салоне, мы помогаем им понимать стиль и значение татуировок, разбираться в них.

Любовь к родине в татуировках — я не знаю, насколько это патриотично. Недавно у нас была акция — били Путина. Мастер решил сделать подарок Владимиру Владимировичу и воплотить его лик на теле. Сколько в итоге тел украсил Путин — я не знаю, но у нас в салоне он был один.  

Я бы не стал говорить, что Екатеринбург — это татуированная оторва, в масштабах страны мы вроде как и идем в ногу со временем, но в той же Москве или Питере многие мастера могут позволить себе съездить на тату-фесты в Европу и посмотреть, что делают там, ведь в Европе тату уже давно стало частью современного искусства, до нас же эта тема еще не дошла. Мало мастеров, которые бы несли эту культуру в массы, мало салонов, которые бы стремились не зарабатывать деньги, а продвигать татуировку как искусство. 

Саша Цариков, шоумен

«Когда башню снесут, я стану кожаным памятником»

Фото: ZOOM ZOOM F A M I L Y

Сначала была Белая Башня. Два года назад летом мне ее набил мастер Никита Сушков. Дело было на свадьбе моих друзей-татуировщиков, где желающим в качестве подарков делали тату. А прошлой осенью, буквально за несколько дней до открытия биеннале, рядом с Башней появилась гостиница «Исеть». 

Почему конструктивизм? Я его люблю. Вот, к примеру, из новенького в архитектуре — «Высоцкий». Он непонятный, у него нет четких линий, ощущения объема, а в конструктивизме есть! К тому же когда эти здания снесут, я сам буду кожаным памятником.

Теперь осталось набить еще 138 объектов согласно списку памятников наследия конструктивизма. Какой следующий? Еще не знаю, но приглядываюсь к спорткомплексу «Динамо» и дому-улитке на Малышева.
Георгий Воронков, мастер GetTattoo

«Набил на ногу места детства»

Цирк и телебашня достались мне от питерского мастера Егора Лещева, они появились у меня на ноге года четыре назад. Почему именно это? Да потому что я с Урала, и эти места для меня — родные, особенно телебашня. Я бы сказал, что это культовое место моего детства и юности. 

Эту татуировку замечают постоянно — и здесь, и в других городах, и за границей. В Турции как-то один местный увидел тату и сказал: «О, Урал! Я там был!» Но вот в России интереса к ней почему-то больше. Может, еще привлекает надпись «Урал-батя».

Я сам занимаюсь татуировкой, и к нам в салон приходят разные люди. Были пара человек, которые просили надпись «100% Урал» или что-то в этом духе, но патриотические рисунки особо делать не приходится. Для людей моднее бить то, что особо не обдумывается — иероглифы, надписи или простые закорючки. Хотя меня вот вдохновляет центр Екатеринбурга — красный дом у Исети, возле памятника клавиатуре или метеогорка. Даже логотип нашей студии — это символы Екатеринбурга. Набить-то ведь можно все, главное — это идея, и сделать так, чтобы было узнаваемо.
Фото: личные архивы героев, архив ЕТВ
Комментарии
Что же тут криминального? Раскрываем карту Екатеринбурга
События
Что же тут криминального? Раскрываем карту Екатеринбурга
Места, где оставили след убийцы и разбойники, мы собрали на одной карте города Е.
Афиша не для всех: выходные по классике и на спорте
Развлечения
Афиша не для всех: выходные по классике и на спорте
Снова пятница на календаре, а это значит, что пришла пора планировать выходные с пользой и запасаться развлекательными планами на будущее. В очередном выпуске нашей афиши мы собрали мероприятия, которые, вероятно, придутся вам по душе.
Площадь эволюции. Выдающийся двор типового Эльмаша
Городские истории
Площадь эволюции. Выдающийся двор типового Эльмаша
Эти шлакоблочные дома, построенные для работников Турбинки буквально посреди леса, были обречены на снос. Пока жильцы не помешали кусочку советской истории кануть в Лету, взяв управление в свои руки.
Мороз по коже. Бросаемся в уральскую купель в поисках бикини
События
Мороз по коже. Бросаемся в уральскую купель в поисках бикини
Событие на грани моды, ЗОЖа и религии — крещенские купания. В ночь на 19 января тысячи екатеринбуржцев ломанулись в освященные купели. Вместе с ними в чудеса зимней моды окунулся ЕТВ.
Мини-Мы. Как защититься от агрессии особых детей
Городские истории
Мини-Мы. Как защититься от агрессии особых детей
Подросток с психическими отклонениями калечит собственную мать, кто виноват — врачи, сами родители или диагноз? Кто отвечает за поведение особых детей в обществе, разбирался ЕТВ.
ЗЖЛ. Филиппинский Ройзман и убийственный миф о нарковойнах Манилы
События
ЗЖЛ. Филиппинский Ройзман и убийственный миф о нарковойнах Манилы
Эскадроны смерти и тысячи убитых — вот что пишут о ситуации в Маниле крупные международные издания. Где кончается правда и начинается зловещая городская легенда? Рассказывает корреспондент ЕТВ в сериале «Записки Жени Лобанова».
Наш гонец в Донецк. Свердловчанка о своих донбасских каникулах
События
Наш гонец в Донецк. Свердловчанка о своих донбасских каникулах
Залитые в бетон банкоматы, компостеры в трамваях и ухоженные набережные: жительница Екатеринбурга рассказывает о новогодних каникулах, которые она провела в столице ДНР.
Площадь эволюции. Типовые сталинки типичного Свердловска
Городские истории
Площадь эволюции. Типовые сталинки типичного Свердловска
Типовые сталинки, притаившиеся за Управлением дороги, — кусочек тихого центра, хранящего историю Свердловска. Когда-то здесь разводили кур и кроликов прямо в квартирах, нынешние жильцы готовятся к борьбе за существование своих домов.
Черви козыри. Как уральцы попали на фейкбук
События
Черви козыри. Как уральцы попали на фейкбук
Друг отметил вас на видео? Возможно, это не долгожданное признание, а симптом вирусной эпидемии, которая разразилась в популярной соцсети. Уральские гении IT рассказывают, как избавиться от заразы и не лишиться кредитки.