Бьет — значит любит. В чем ходит забитый Екатеринбург?

Мы нашли место, где били Путина. Мы узнали много о ровных линиях и красивых точках. Мы нашли адептов екатеринбургского конструктивизма. И мы расскажем вам об этом прямо сейчас.
О татуировках уральских и не очень мы расспросили тех, кто красиво бьет лица и строчит по коже ровные линии. А также тех, кто носит на руке гостиницу, а на ноге — цирк. О самых неожиданных предложениях, популярных просьбах и распространенных отказах уральских любителей татуировки читайте на ЕТВ.

Прежде, чем вы предадитесь рассказам свердловских мастеров иглы и тела, познакомьтесь с нашей подробной инструкцией по зонам татуажа. Дисклеймер: она сделана по мотивам достаточно известного интернет-мема и носит исключительно шуточный характер. Редакция ЕТВ с одинаковым уважением относится и к людям с татуировками, и к тем, у кого их нет. 
Модель на фото: Рик Дженест, он же Zombie Boy, парень-татуировка
Модель на фото: Рик Дженест, он же Zombie Boy, парень-татуировка

Инфографика: закрома интернета + Виталий Калистратов, ЕТВ

Виталий Катков, RUAHRAA_TATTOO

«Попросили портрет Эйнштейна. На лбу»

Уральцы любят довольно шаблонные татуировки, и среди них много всякой ерунды — надписи, татухи «как у …», а индивидуальный подход к собственному телу наблюдается процентов у десяти из клиентского потока.

Патриотические татуировки встречаются нечасто, да и то на уровне медведя или орла на фоне триколора, бывает, просят набить герб, часто — ящерок, но это в основном поточные клиенты. У меня нет фетиша на патриотизм-шматриотизм, потому мне и думать об этом не интересно. Белых башен видел немало на людях, но зачем они это сделали — не интересовался. Хотят и хотят — мое дело все это качественно оформить, а художественный подход, эксперименты, большие проекты и прочие ништяки можно практиковать с постоянными клиентами.

Салону, в котором я работаю, шесть лет, но до этого у меня был продолжительный «домашний» период, когда тату было скорей хобби, чем профессия. Однажды человек предложил сделать ему на лбу портрет Эйнштейна с высунутым языком, но я отказался исключительно по причине психической неадекватности клиента. Был бы адекватен — сделал бы с радостью.

Diamond B, TATTOO-VAULT

«Клиент заказал ФИО невесты. Ну я и набил»

Чаще всего ко мне идут за черно-белыми рисунками, это если исключать надписи. Татуировка — это проект сугубо индивидуальный, и даже одну и ту же тему можно увидеть по-разному, а уж тем более изобразить. Самый трэш, за которым приходили ко мне,  — это ФИО невесты клиента. Ну я и набил. 

Сейчас мастера все больше возвращаются к старой школе, в тренде традиционная татуировка. Набирает оборот хэндпоук — нанесение рисунка вручную, без использования машинки. Я не видел людей, которые били себе челябинский метеорит или какое-то другое броское информационное событие, хотя знаю несколько человек,  у которых на коже архитектурные строения Екатеринбурга. В основном, это купол цирка. Зачем они это бьют? Не знаю. Все они — творческие личности, наверно, это как-то связано.

Даша Федорова, ZAKATALITY TATTOO

«От приветов из 90-х никуда не деться»

Если говорить об изображениях, которые хотят видеть на себе клиенты, то тут каждый волен напридумывать всего, что только в голову взбредет. Я работаю в реалистичной технике (люди, образы, животные)  и, как правило, выбираю идеи, близкие мне по стилю работы. Однако, на мой взгляд, большей популярностью пользуются традиционные татуировки (oldschool, neotrad), а также графика и гравюрные изображения. Но никуда не деться от «приветов из 90-х»: до сих пор находится масса людей, готовых вальнуть иероглифы и трайблы, как у Джорджа Клуни (из к/ф «От заката до рассвета»). Ко мне с такими пожеланиями часто обращаются, но я отказываюсь от подобных работ принципиально, так как не вижу в этом никакой эстетики.

Уральский патриотизм на коже лицезреть воочию мне не доводилось, но силуэт екатеринбургского цирка встречался мне не единожды в социальных сетях. Мне кажется, что такими людьми движет любовь к родному городу. Кто-то, возможно, будучи гостем в Екатеринбурге, впечатлившись, оставляет своеобразную память на теле в виде картинок с нашими достопримечательностями. Конечно, это подороже, чем купить открытку или магнитик, но зато память на всю жизнь.

Иван Трикин, арт-салон «Субкультура»

«Армейские и тюремные татуировки ушли на Запад»

В тату-индустрию меня затащила жена — она была одной из первых девушек-татуировщиц Челябинска, а сейчас у нее свой салон в Екатеринбурге. Люди приходят разные — от пацанчиков из ближайшего подъезда до знаменитостей, и для работы с ними у нас есть свои правила. Например, мы не бьем татухи на интимных местах, не делаем трайбл («как у Клуни») и маленьких дельфинчиков, птичек и jobstoppers (т.е. татуировки на кистях, пальцах, лице и шее,  с которыми вас вряд ли возьмут на налогооблагаемую работу). Впрочем, по последней категории делаем исключение, когда мы видим, что клиент плотно сидит в тату-культуре. 

За последние лет пять понимание татуировки здесь сильно расширилось, во многом благодаря интернету растет и качество, и количество. У Урала есть свои особенности. Например, крайне популярная на Западе русская тюремная/армейская татуировка у нас совсем не котируется. Думаю, это связано с тем, что долгие годы у нас ничего иного в стране и не было, и цветная, яркая, интересная татуировка сейчас выглядит более ценной, чем черная. Как таковой местный колорит встречается редко, однако я, как альпинист, всегда с большой радостью делаю татуировку гор, особенно если клиент делает ее в память об Урале. 

Самое необычное, что мне приходилось набивать — это символы повстанцев и Империи из «Звездных войн» практически на лице, ближе к вискам. Такие клиенты часто вызывают непонимание, но тату-культура очень широка и многогранна, так что черно-белые суждения должны оставаться в стороне. 

Саша Шламов, Alex Helmet TATTOO

«За точками и линиями людям пофиг куда ехать»

На Урале относительно недавно стали заниматься дотворком (тату-стиль, основанный на точках и прямых линиях — прим. ЕТВ) : у нас сейчас, можно сказать, рассвет, и это очень интересно. Много мастеров берутся за этот прием, среди них большая конкуренция и, как результат, контраст в качестве работ. Половина моих клиентов — это молодежь до 30 лет, еще треть — 30-40 лет. Среди них есть и раздолбаи, и офисные клерки. 

Основной поток клиентов идет за графической татуировкой — мне нравится, что сейчас уральцев все больше интересует орнаментальный рисунок. Поэтому я отказываюсь от всяких глупостей типа неинтересных копий татуировок знаменитостей.

Меня обходят стороной смешные ситуации и глупые татуировки: мои клиенты идут за дотом и лайном. Я не вижу, как падают метеориты и выбираются мэры — я все время рисую и татуирую. Раньше я работал в салонах в Екатеринбурге, но мне не понравилось — везде творился бардак. В итоге уехал в Ревду и открыл свой салон по всем санитарным нормам и правилам. По идее за полгода здесь можно весь город забить, но ездит ко мне в основном Екатеринбург — людям, которым нужны точки, линии и узоры, пофиг куда ехать.

Стас Соловьев, сеть салонов Elite-tattoo

«Рожденных в 70-е  в тату-салон не загнать»

Отношения с татуировкой на Урале хоть и прогрессируют, но некое советское понимание все-таки осталось: это и армейские наколки, и тюремщина. А бабушки во дворах до сих пор говорят про татуированных людей: «О, наркоман пошел». Так думают многие люди, рожденные в 70-х годах или раньше, и к нам в салон их не загнать. Наша аудитория — это молодежь от 18 до 25 лет, они отказываются от стереотипов, и здесь, в салоне, мы помогаем им понимать стиль и значение татуировок, разбираться в них.

Любовь к родине в татуировках — я не знаю, насколько это патриотично. Недавно у нас была акция — били Путина. Мастер решил сделать подарок Владимиру Владимировичу и воплотить его лик на теле. Сколько в итоге тел украсил Путин — я не знаю, но у нас в салоне он был один.  

Я бы не стал говорить, что Екатеринбург — это татуированная оторва, в масштабах страны мы вроде как и идем в ногу со временем, но в той же Москве или Питере многие мастера могут позволить себе съездить на тату-фесты в Европу и посмотреть, что делают там, ведь в Европе тату уже давно стало частью современного искусства, до нас же эта тема еще не дошла. Мало мастеров, которые бы несли эту культуру в массы, мало салонов, которые бы стремились не зарабатывать деньги, а продвигать татуировку как искусство. 

Саша Цариков, шоумен

«Когда башню снесут, я стану кожаным памятником»

Фото: ZOOM ZOOM F A M I L Y

Сначала была Белая Башня. Два года назад летом мне ее набил мастер Никита Сушков. Дело было на свадьбе моих друзей-татуировщиков, где желающим в качестве подарков делали тату. А прошлой осенью, буквально за несколько дней до открытия биеннале, рядом с Башней появилась гостиница «Исеть». 

Почему конструктивизм? Я его люблю. Вот, к примеру, из новенького в архитектуре — «Высоцкий». Он непонятный, у него нет четких линий, ощущения объема, а в конструктивизме есть! К тому же когда эти здания снесут, я сам буду кожаным памятником.

Теперь осталось набить еще 138 объектов согласно списку памятников наследия конструктивизма. Какой следующий? Еще не знаю, но приглядываюсь к спорткомплексу «Динамо» и дому-улитке на Малышева.
Георгий Воронков, мастер GetTattoo

«Набил на ногу места детства»

Цирк и телебашня достались мне от питерского мастера Егора Лещева, они появились у меня на ноге года четыре назад. Почему именно это? Да потому что я с Урала, и эти места для меня — родные, особенно телебашня. Я бы сказал, что это культовое место моего детства и юности. 

Эту татуировку замечают постоянно — и здесь, и в других городах, и за границей. В Турции как-то один местный увидел тату и сказал: «О, Урал! Я там был!» Но вот в России интереса к ней почему-то больше. Может, еще привлекает надпись «Урал-батя».

Я сам занимаюсь татуировкой, и к нам в салон приходят разные люди. Были пара человек, которые просили надпись «100% Урал» или что-то в этом духе, но патриотические рисунки особо делать не приходится. Для людей моднее бить то, что особо не обдумывается — иероглифы, надписи или простые закорючки. Хотя меня вот вдохновляет центр Екатеринбурга — красный дом у Исети, возле памятника клавиатуре или метеогорка. Даже логотип нашей студии — это символы Екатеринбурга. Набить-то ведь можно все, главное — это идея, и сделать так, чтобы было узнаваемо.
Фото: личные архивы героев, архив ЕТВ
Комментарии
Афиша не для всех: ловим нежность от Ассаи и ищем неслучайные связи
Развлечения
Афиша не для всех: ловим нежность от Ассаи и ищем неслучайные связи
Рэпер Ассаи дает концерт уже в эти выходные, в уральском филиале ГЦСИ появляются «Неслучайные связи», а в «Салют» едут Сергей Летов и Олег Шарр. Но и помимо этого в нашей еженедельной афише есть мероприятия.
Проверки на дорогах / Прочь с пути / Онкологи на доверии / Старики / В законе / Аксёнова
Владимир Гурфинкель: «Конституция — как фильм «Кубанские казаки»
Городские истории
Владимир Гурфинкель: «Конституция — как фильм «Кубанские казаки»
В Музее Ельцина громкая премьера: 12 декабря пермский Театр-Театр представит постановку #конституциярф. О творческом переосмыслении главного закона страны рассказал режиссер Владимир Гурфинкель.
DAGAMBA
9 удивительных фактов о шоу «Уральские пельмени»
События
9 удивительных фактов о шоу «Уральские пельмени»
Раскрываем секреты самого уральского юмористического шоу России.
Леонид Юзефович: «Маятник качается внутри нашего общества»
События
Леонид Юзефович: «Маятник качается внутри нашего общества»
Писатель, который получил премию «Большая книга» — о неуверенном в себе герое «Зимней дороги», разрушительном маятнике российского общественного мнения и роли Екатеринбурга в жизни страны и его собственной судьбе.
Дмитрий Астрахан: «Ради сохранения семьи можно и бордель открыть»
События
Дмитрий Астрахан: «Ради сохранения семьи можно и бордель открыть»
Герои фильма «Любовь без правил» не стесняются в средствах для достижения благой цели. О своей новой картине известный российский режиссер рассказал ЕТВ.
Уральский спасатель: «Работаем на остатках энтузиазма»
Городские истории
Уральский спасатель: «Работаем на остатках энтузиазма»
Сотрудники МЧС каждый день выручают других из беды, а между тем сами находятся в ситуации постоянного стресса. Мизерная зарплата, нехватка оборудования и другие причины, которые привели спасателя из Екатеринбурга к самоубийству.
От обороны — в нападение. Кто спасет «Урал»?
События
От обороны — в нападение. Кто спасет «Урал»?
Свердловский клуб лихорадит. На зимние каникулы клуб ушел, занимая «скользкую» 13 позицию, пережив подозрения в «договорняке» с «Тереком», смену тренера, невзрачную игру «звезды» Павлюченко. Подводим итоги первой части сезона.
Афиша не для всех: пробуем кино и пляшем под «Сансару»
Развлечения
Афиша не для всех: пробуем кино и пляшем под «Сансару»
Очередная афиша переполнена фильмами и музыкой, так что устраивайтесь поудобнее, берите календарь и начинайте планировать увлекательные выходные.
Площадь эволюции. Первая «сталинка» Свердловска
Городские истории
Площадь эволюции. Первая «сталинка» Свердловска
Квартиры на 2,5 комнаты, потолки высотой в 3,4 метра, встроенная баня и подвалы для дров, вид на ипподром и стена-холодильник: Дом Энергетиков на улице Московской послужил городу мостом для перехода от конструктивизма к классицизму.