Путь воды. Настоять и обеззаразить

Сегодня мы покажем, как работает, пожалуй, ключевое звено системы городского водоснабжения, благодаря которой мы все еще живы и не черпаем мальков из-под крана. Все внимание — на Западную фильтровальную станцию.
Канал, по которому вода из Волчихинского водохранилища поступает в город — это симбиоз природного творчества и простых, но надежных сооружений. После того, как вода проходит через головной шлюз-регулятор, природа теряет над ней власть, которая переходит в руки инженеров, слесарей, химиков, диспетчеров и множества других специалистов, населяющих цех гидросооружений и Западную фильтровальную станцию.

За сутки 6 производственных очередей станции, расположенной на Московском тракте, могут обрабатывать до 600 тыс. м3 воды. Воду, которая приходит в наши дома, очищают по двухступенчатой схеме. Вода проходит через вихревые смесители, где смешивается с коагулянтом и хлором, а затем поступает в большие бассейнообразные сооружения — отстойники, где осаждается основная масса коагулированных загрязнений. Слово «коагулирование» звучит довольно пугающе, но на деле это всего лишь процесс «загущения» всех мелких примесей для их удобного и эффективного удаления из воды.
Картинка кликабельна, наводите на нее курсор:
Осветленная вода поступает на вторую ступень очистки, где фильтруется через гравийные разделительные слои и песок крупностью 0,8-2 мм. Потом она проходит обеззараживание и поступает в резервуары чистой воды для подачи в Екатеринбург.
Илья Усков,
начальник цеха Западной фильтровальной станции
Процесс обработки воды постоянно совершенствуется. В середине 90-х станция перешла на круглосуточное коагулирование и флокулирование, а с 2000 года здесь проводят аммонизацию воды, которая помогает остаточному хлору дольше защищать воду от развития в ней бактерий и вредной микрофлоры и минимизировать влияние самого хлора на трубы. Все это, по заявлениям представителей «Водоканала», приводит питьевую воду в соответствие санитарным требованиям, а по мутности, цветности и содержанию алюминия и железа даже дает им фору.
Царство гравия и песка
Царство гравия и песка

Вторая ступень очистки воды — тонкими фильтрами

За множеством процессов, протекающих на фильтровальной станции, следят диспетчеры. Они же вместе с начальником смены принимают решения о том, как действовать персоналу станции при изменении качества исходной воды, расходов или режимов работы оборудования. Капитанский мостик диспетчера — система контроля-intouch, выведенная на монитор компьютера.
Система контроля-intouch
Система контроля-intouch

Одним компьютером здесь заменили стену из щитов КИП

Здесь расписаны все процессы по станциям, показано, какие насосные агрегаты в работе, в каком состоянии находится запорная арматура, какова концентрация растворов, что происходит в хозяйстве реагентов
Илья Усков,
начальник цеха Западной фильтровальной станции
Система пришла на смену щитам КИП, на которых были установлены аналоговые приборы технологических измерений. На станции из этих щитов была смонтирована целая стена, вдобавок ряд параметров диспетчерам приходилось замерять вручную. Но это только первый этап реконструкции, на очереди — внедрение централизованной системы управления процессами и оборудованием на станции, как это сделано в новой, седьмой производственной очереди ЗФС.
Илья Усков про систему контроля-intouch

При всей своей технологичной начинке внешне Западная фильтровальная станция выглядит так, как будто «железный занавес» еще не пал: белый кафель в водных подтеках, монструозные краны, вручную открываемые сотрудниками. На контрасте с общим хозяйством станции цех ультрафильтрации выглядит очень свежо и модерново — в этом году ему исполняется три года.
4_1.jpg
Агрегаты участка ультрафильтрации

История со строительством цеха ультрафильтрации — едва ли не ключевая иллюстрация той модернизации, которую сегодня переживает все водоснабжающее хозяйство города. Новую структуру строили для решения двух задач: увеличить количество питьевой воды для города и прекратить загрязнение близлежащих водохранилищ промывной водой со всеми осадками, образующимися при очистке воды.

С помощью современных технологий мы можем поднять качество обрабатываемой нами воды до уровня питьевой. Осадок в ней мы обезвоживаем, прессуем и вывозим на мусорные полигоны — это порядка 35 м³ в сутки.
Юрий Строшков,
начальник участка ультрафильтрации Западной фильтровальной станции
Что здесь происходит? Как и на фильтровальной станции, для начала воду пропускают через барабанные фильтры — они отсеивают наиболее крупные частицы осадка диаметром более 1 мм, способные повредить нежные мембраны механизма ультрафильтрации. Затем вода попадает в бассейны-флокуляторы, где неотфильтрованный осадок сбивается в хлопья, а оттуда — в мембраны с порами не более 0,008 микрон, пропускающие только молекулы воды. 

«Мембрана состоит из полимерных волокон. Внутри этих волокон создается разряжение, и вода затягивается внутрь»,  — поясняет принцип работы Юрий Строшков. До появления цеха ультрафильтрации, потери воды на собственные нужды Западной фильтровальной станции составляли 20% всей обрабатываемой воды, теперь этот показатель снижен до 4%.
Сердце фильтровальной станции — химические лаборатории, где вода постоянно подвергается анализам с помощью неисчислимого количества тестов.
Работа химлаборатории на Водоканале

Вода контролируется два раза в сутки — утром и днем. Мы проверяем воду, которая поступает на обработку на участок ультрафильтрации, и очищенную, которая уходит в город, на цветность, мутность, окисляемость и содержание алюминия. Железо и другие параметры проверяются в центральной лаборатории.
Дина Хайретдинова,
инженер-химик Западной фильтровальной станции
Арсенал лабораторий тоже постоянно расширяется. Среди последних ключевых приобретений сотрудники особо отмечают, например, атомный эмиссионный спектрометр, который анализирует воду на содержание сразу нескольких видов металла.
По словам инженера-химика Артема Максимова, раньше на анализ одного показателя уходило по 3 минуты, а теперь 11 показателей можно проанализировать за 2,5 минуты. Максимальное число показателей, которое спектрометр может изучать одновременно — 31. «Мы можем обнаружить даже такие элементы, которые не ожидали здесь увидеть»,  — говорит инженер.
Фильтровальная станция — последний рубеж, который вода проходит перед тем, как растечься по водным артериям города. Что с ней происходит на новом этапе жизни, узнаем в следующем выпуске нашего спецпроекта.
Читайте также предыдущий материал из цикла «Путь воды», в котором мы рассказываем о том,  как самый сухопутный из российских миллионников справляется с жаждой.
Комментарии
  • Ovchinnikov Max, 16 октября
    смысл тратить все эти деньги на очистку воды, если на выходе все равно кал?
  • Ovchinnikov Max, 16 октября
    зайдите в какую-нибудь квартиру на ленина 5 и попробуйте воду
  • PS. Статья идеальна для уроков "окружающий мир" 1-3 класс. Для остальных слишком поверхностно: можно сказать ничего не рассказали-не показали. Возможно, нужны журналисты с минимальными техническими познаниями, для таких тем.
Свердчеловек. Как я достаю людей с того света
Городские истории
Свердчеловек. Как я достаю людей с того света
История Игоря Листова — роман с пылающими страницами. Влюбленный в работу, он 15 лет проводил в разъездах, спасая жизни больших и маленьких людей. Игорь Листов — анестезиолог-реаниматолог, отдавший большую часть карьеры медицине катастроф.
Уральский звездовоз
Городские истории
Уральский звездовоз
Стиранные полотенца, жрицы любви и билеты на самолет для арфы: ЕТВ узнал все о причудах артистов, которые приезжают с концертами в Екатеринбург.
ЗЖЛ. Чайные потомки опиумных королей
События
ЗЖЛ. Чайные потомки опиумных королей
Когда-то деревня Месалонг была пристанищем китайцев-антикоммунистов, потом — крупнейшим наркоцентром Таиланда. Но теперь маки сменились чайными кустами. О мирном теперь царстве улуна — в сериале «Записки Жени Лобанова».
Народная Екаграфия
Городские истории
Народная Екаграфия
Достопримечательности уральской столицы с каждым годом притягивают все больше туристов. Однако ориентироваться в них гостям города бывает непросто, потому что местные жители называют памятники совсем не так, как путеводители.
Боевые духи. Уральские новобранцы единоборств
События
Боевые духи. Уральские новобранцы единоборств
Закрытая клетка, гул толпы и незнакомый противник: сотни простых уральских парней рвутся на турниры, где не заработают ни копейки. Феномен свердловской суровости раскрыл ЕТВ организатор любительских и профессиональных схваток.
Лаборатроллия на ЕТВ: «грибок» толпы
Лаборатроллия
Лаборатроллия на ЕТВ: «грибок» толпы
Творческий десант ЕТВ, не жалея сил и нервов, меняет махровую эстраду на экспириенс в царстве «Грибов».
Свердчеловек.  Как я приукрашиваю смерть
Городские истории
Свердчеловек.  Как я приукрашиваю смерть
Портфолио нашей героини отважится смотреть не каждый, да и приносит его девушка в исключительных случаях. Сегодня наш «Свердчеловек» — танатопрактик или по-простому гример покойников.
Площадь эволюции, бонус. Мастерские свердловских художников
Городские истории
Площадь эволюции, бонус. Мастерские свердловских художников
Самый большой жилой дом послевоенного Свердловска стал промежуточным звеном между сталинками и хрущевками. Об особенном фонтане, подземных тоннелях и студиях архитекторов — в последней серии «Площади эволюции».
Сорваться с цепи. О домашнем насилии с хеппи эндом
Городские истории
Сорваться с цепи. О домашнем насилии с хеппи эндом
Число пострадавших от рукоприкладства близких в Екатеринбурге выросло вдвое, заявляет мэр Евгений Ройзман. Вырваться из домашнего ада удается единицам, и все же они существуют. И расскажут сегодня свои истории.