Путь воды. Идем на север

ЕТВ продолжает изучать систему водоснабжения Екатеринбурга. На очереди Северная аэрационная станция (САС)  — модернизированная «младшая сестра» Южной, на которой мы побывали в предыдущей серии нашего проекта.
Последний форпост сточных вод, поступающих с Уралмаша и Эльмаша, расположился за одним из многочисленных гаражных комплексов в северных районах города — отсюда и название. Как и на ЮАС, о приближении к обители стоков узнаешь по специфическому запаху. В 1975 году, когда станция только появилась, к нему приходилось привыкать 180 сотрудникам. С появлением на станции нового оборудования в 2005-м количество «счастливчиков» сократилось до 69.
Путь воды. Северная аэрационная станция

Uploaded by EktbTV on 2015-10-29.

Основной технологический процесс на очистных сооружениях полностью автоматизирован. Стоки проходят несколько этапов очистки, а за технологическим процессом следят всего три оператора. К нам стоки поступают по двум самотечным коллекторам,  уже пройдя предварительную очистку: сперва они процеживаются через 90-миллиметровые решетки на насосной станции в полутора километрах отсюда, , а после текут до камеры гашения,  где снижается напор стоков.
Александр Горюнов,
начальник Северной аэрационной станции
Северная аэрационная встречает грязные воды закрытым помещением, где находятся 4 решетки барабанного типа. Они отсеивают мусор диаметром более 6 мм, который затем обезвоживается и складируется в специальный контейнер. В сутки решетки фильтруют 140 тыс. кубометров воды. Старые сооружения, которые сейчас законсервированы до лучших времен, пропускали по 80 тыс. кубометров.
Современные решеты Северной аэрационной
Современные решеты Северной аэрационной

Решеточный фейс-контроль может задержать не весь мусор. Сквозь прозоры проскакивают палки от чупа-чупсов, мороженого и прочие мелкие предметы. Окончательно мусор пропадает из сточных вод на предпоследнем этапе очистке — вторичных отстойниках. Сейчас же грязная вода отправляется с решеток на песколовки.
В городе низкая культура канализования,  и именно поэтому в стоках много песка. Это могут быть как различные смеси с дорог,  так и грязь,  которую мы смываем с обуви,  с картошки,  например. Как правило,  частички очень мелкие,  окончательно они удаляются из стоков на песколовках. Это бассейн,  где песок оседает, , а после удаляется со дна специальными транспортерами. Затем он обезвоживается,  и его увозят на полигон.
Александр Горюнов,
начальник Северной аэрационной станции
vlcsnap2015102911h00m17s24.png
Аэрируемые песколовки ловят мелкие частички грязи, песок

Аэрируемые песколовки шумят водопадами. От бурлящей вспенившейся воды идет пар, неспокойные стоки стекают в коллекторы и вновь возникают в отстойниках в нескольких метрах от песколовок. Сейчас их ждет следующий этап механической очистки, после которой пропадет мусор диаметром больше 6 мм. Предметы под тяжестью собственного веса оседают на дно бассейна, откуда их собирают  транспортеры.
По мере удаления от здания с решетками канализацией пахнет все меньше, а после первичных отстойников воздух и вовсе становится неожиданно приятным. Стоки попадают в два бассейна, в которых чистятся активным илом. Начальник станции Александр Горюнов и главный инженер Игорь Касьянов объясняют запах технологическими особенностями биологической очистки.
В первом бассейне стоки чистятся с помощью микроорганизмов,  жизнедеятельность которых обеспечивает кислород. Кажется,  что в воде грязь, но нет,  это активный ил,  в котором и живут микроорганизмы. В воду подается воздух,  мелкие пузырьки поднимаются на поверхность и чем мельче пузырек,  тем эффективнее идет очистка.
Александр Горюнов,
начальник Северной аэрационной станции
vlcsnap2015102911h12m52s179.png
Этап биологической очистки

Стоки очищаются илом и азотом

Инженер САС Василий Касьянов о биологической очистке стоков

В этих бассейнах стоки находятся примерно 6 часов, а затем перемещаются в соседний бассейн, где из них удаляется азот,  и на вторичные отстойники, где удаляются избытки ила. 


Вторичные отстойники
Вторичные отстойники

Недалеко от бассейнов стоят покрытые ржавчиной старые очистные сооружения. Начальник станции рассказывает, что по технологии очистки они не отличаются от новых, но уступают им по качеству и автоматизации. «Сейчас эффективность очистки стоков — 94-98%,  — говорит он. — А было намного хуже. Единственное, от чего новое оборудование не может очистить стоки в полном объеме — фосфаты. Для их удаления нужны другие технологии».
vlcsnap2015102911h17m34s227.png
Старое оборудование на САС

Ему также планируют найти применение

Запах канализации вовсе не чувствуется на последнем этапе. В небольшом закрытом помещении очищенная сточная вода обеззараживается ультрафиолетовыми лучами — еще одно нововведение. Александр Горюнов гордо смотрит на текущую прозрачную жидкость с зеленым оттенком и говорит: «Попробуйте найти такую чистую водичку в какой-нибудь реке. Нигде не найдете!» Затем добавляет: «Пить ее, конечно, нельзя, но купаться можно».

За этим зданием раскинулся лес и небольшой водоем, куда и вытекают очищенные стоки. Мы выходим за забор и идем по размокшей тропинке меж густых зарослей. Неподалеку шумит поток очищенных стоков, вырвавшийся из коллектора. Чистая вода, как называет ее глава станции, растечется по областным водоемам, а потом часть ее вернется на Северную аэрационную, чтобы очиститься.
Очищенные на САС стоки отправляются в Исеть

Когда вода превратится в сток и вернется сюда, на станции заработают еще несколько новых очистных аппаратов, надеются Александр Горюнов и Игорь Касьянов. Например, камерный мембранный пресс с участка обезвоживания осадка, который уже здесь установлен, но пока стоит без дела — требуются доработки в настройке. В него будет загружаться влажный осадок и отжиматься прессом под давлением 200 кг. Сухой осадок — кек — будет вывозиться на полигон для захоронения.
Нынешнее оборудование не позволяет полностью обезвоживать кек
Нынешнее оборудование не позволяет полностью обезвоживать кек

Пока что с кеком возятся по старой методике, которая на выходе дает влажность порядка 75%, что вредно для окружающей среды и для полигонов в частности. В нынешний цех, где отжимают осадок, зайти невозможно — запах стоит похлеще, чем в придорожном туалете. К счастью для сотрудников, процесс и здесь по большей части автоматизирован.
В перспективе, когда аппарат заработает, планируем складировать кек и рекультивировать его на полях неподалеку.  Раньше его хотели использовать как удобрение на сельхозугодьях, но из-за того, что в Орджоникидзевском районе много промышленных предприятий, и в стоках поэтому собрана вся таблица Менделеева, признали непригодным для применения. Сейчас заводы более ответственные, не сливают загрязненную воду. Качество стоков улучшается
Александр Горюнов,
начальник Северной аэрационной станции
Наряду с мембранным прессом на подходе метантенки — устройства для сбраживания органических отходов. При брожении осадка из него будет выделяться метан, который планируется сжигать в котельной и тем самым получать теплоэнергию для станции. Метантенки, как и мембранный пресс, готовятся к вводу в эксплуатацию. Это, по словам главного инженера станции, далеко не последнее обновление на Северной аэрационной.
Инженер САС Игорь Касьянов о планах модернизации

Комментарии
Страшный суд ЕТВ. Изучаем новостройки Уктуса Левобережного
Городские истории
Страшный суд ЕТВ. Изучаем новостройки Уктуса Левобережного
Лес и пруд, свежий воздух и одновременная близость центра города — вот что заманило в этот район многих его обитателей. Переехав, они обнаружили и минусы. Как живется по ту сторону Исети, ЕТВ рассказали очевидцы.
Кинотеатр «Колизей»: только российское кино
И снова новые маршруты
Мороз по коже. Бросаемся в уральскую купель в поисках бикини
События
Мороз по коже. Бросаемся в уральскую купель в поисках бикини
Событие на грани моды, ЗОЖа и религии — крещенские купания. В ночь на 19 января тысячи екатеринбуржцев ломанулись в освященные купели. Вместе с ними в чудеса зимней моды окунулся ЕТВ.
Мини-Мы. Как защититься от агрессии особых детей
Городские истории
Мини-Мы. Как защититься от агрессии особых детей
Подросток с психическими отклонениями калечит собственную мать, кто виноват — врачи, сами родители или диагноз? Кто отвечает за поведение особых детей в обществе, разбирался ЕТВ.
ЗЖЛ. Филиппинский Ройзман и убийственный миф о нарковойнах Манилы
События
ЗЖЛ. Филиппинский Ройзман и убийственный миф о нарковойнах Манилы
Эскадроны смерти и тысячи убитых — вот что пишут о ситуации в Маниле крупные международные издания. Где кончается правда и начинается зловещая городская легенда? Рассказывает корреспондент ЕТВ в сериале «Записки Жени Лобанова».
Наш гонец в Донецк. Свердловчанка о своих донбасских каникулах
События
Наш гонец в Донецк. Свердловчанка о своих донбасских каникулах
Залитые в бетон банкоматы, компостеры в трамваях и ухоженные набережные: жительница Екатеринбурга рассказывает о новогодних каникулах, которые она провела в столице ДНР.
Площадь эволюции. Типовые сталинки типичного Свердловска
Городские истории
Площадь эволюции. Типовые сталинки типичного Свердловска
Типовые сталинки, притаившиеся за Управлением дороги, — кусочек тихого центра, хранящего историю Свердловска. Когда-то здесь разводили кур и кроликов прямо в квартирах, нынешние жильцы готовятся к борьбе за существование своих домов.
Черви козыри. Как уральцы попали на фейкбук
События
Черви козыри. Как уральцы попали на фейкбук
Друг отметил вас на видео? Возможно, это не долгожданное признание, а симптом вирусной эпидемии, которая разразилась в популярной соцсети. Уральские гении IT рассказывают, как избавиться от заразы и не лишиться кредитки.
Король Лев. Поэт Рубинштейн о публике и пабликах
Городские истории
Король Лев. Поэт Рубинштейн о публике и пабликах
Молодые поэты обретают популярность за несколько постов в «Фейсбуке», а уже известные — используют свои страницы как дневники. Как изменилась поэзия в эпоху соцсетей, рассказал концептуалист Лев Рубинштейн, который приехал в Екатеринбург.
ЗЖЛ. Манила — надежда веселых трущоб
События
ЗЖЛ. Манила — надежда веселых трущоб
Это очень необычный город — бедный, но щедрый, жестокий, но веселый. Чтобы понять Манилу, надо в ней жить. В сериале «Записки Жени Лобанова» корреспондент ЕТВ рассказывает, как столица Филиппин ломает шаблоны и вправляет мозги.