Маленький «Принц Серебряный»

Сергей Пенкин не звучит из каждого утюга, но ежегодно собирает залы. Пресса наградила его званием «Принц Серебряный», но на родине ему до сих пор не дали заслуженного. О признании и призвании обладатель уникального голоса рассуждает на ЕТВ.

Гастрольные часы привели маэстро на Урал спустя год: его концертная программа поменяла визуальную оболочку, название сменилось на «Музыкальную терапию». Песни остались прежними, за исключением одной, но ее не берут на радио, поэтому зритель знакомится с ней только на концерте. К слову, о зрителе: после глобального исчезновения Сергея Пенкина с экранов и из колонок, поклонники лишь стали множиться – в концертном «Космосе», к примеру, появились десятки новых слушателей маэстро.

О метаморфозах в образе и творчестве, новой музыке и старой закалке Сергей Пенкин рассказал ЕТВ после концерта.  

Звукотерапия

— «Музыкальная терапия» – это история о том, что музыка лечит. Люди хотят хорошего настроения, а моя профессия – его дарить. Я как донор. 

— Ваш образ с годами изменился: костюмы стали спокойнее, концерты более камерными, но в глобальном смысле вы по-прежнему яркий артист. 
— Просто я перешел на другой уровень. Вот представьте, выйду я сегодня в перьях, что получится? Это в те времена цепляло, сегодня актуальны другие вещи. Да и мне самому не интересно. 

— На отечественной сцене сегодня есть исполнитель, которого вы считаете достойным? 
— А вот тут я задумался… Лариса Долина хорошая, но она холодная… Может быть, Билан. Достойные исполнители есть, но их единицы. А мне нравятся люди, которых мы не слышим: Марина Капуро, Жанна Бичевская. Если честно, я не близко знаком с современной музыкой, но мне кажется, что на сцене сегодня нет таких глыб, личностей, какие были раньше. Это связано с тем, что люди помешаны не на искусстве, а на деньгах, и музыка стала форматом. Бетховен и Бах тогда не писали бы свою такую музыку, если бы творчество изначально было форматировано. Я, например, не формат, пою другое, а был бы форматом, то был бы как все: «юбочки из плюша», «крашеная – ненакрашеная», «боже, какой мужчина, хочу сына» – вот разве это искусство? Это же помойка, даже не попса. А хорошая попса – это Майкл Джексон, Джордж Майкл, Шакира, Бейонсе.

— Вы во время концерта обмолвились, что вашей новой песни нет в ротации на радио. Это вопрос времени, или есть другие причины? 
— У нас люди привыкли к стадному чувству: если одна радиостанция взяла, то все начнут слушать. В моем случае все очень сложно: меня нет ни на телевидении, ни на радио, даже звания у меня нет. А залы есть, нонсенс! Люди все равно меня любят, причем таким, какой я есть. Здесь, конечно, и верность зрителя, но, например, на концерте в Екатеринбурге было очень много новых людей. И случайных зрителей не бывает. Вот сегодня ко мне подошла одна девушка и сказала: я жалею, что за 18 лет впервые пришла на ваш концерт. 

— Год назад моя коллега, поэтесса Александра Аксенова написала вам стихотворение, и вы сказали, что это целая история, которую вы предадите в свой музей воспоминаний. Что еще вы храните в этой коллекции? 
— Может, будет звучать банально, но меня греют воспоминания: записки, телеграммы, открытки. Сегодня мне вручили сувенир – золотую рыбку, она тоже отправится в мою галерею. Такие подарки я храню и в московской квартире, и в моем загородном доме.  

На диване о «Диване»

— В разное время в Екатеринбурге я бывал в «Диване», в «Высоцком», жил в гостинице «Центральная», у меня там были интересные мероприятия [улыбается – прим. ред.]. Город-то большой, хотелось бы, чтоб не места были, а истории, которые они составляли. 

— У нас появился Ельцин Центр, там все рассуждают о девяностых… 
— А я не вспоминаю о прошлом, вообще никак. Я всегда мечтал иметь театр, в котором пели бы нераскрученные, но талантливые артисты, но мне его никто не дал. За столько лет, сколько я на сцене, мне никто не дал звания заслуженного артиста, поэтому я о прошлом вообще не вспоминаю. 

«Саморазвитие — это ужасно»

— С вашим упорством, мне кажется, вы добьетесь многого: история знает мало людей, кто одиннадцать лет подряд поступал в «гнесинку». 
— Тогда был СССР: без музыкального образования на эстраде оказаться было невозможно, а эстрадное отделение было только в академии Гнесиных. Когда на одиннадцатый год я все-таки поступил, меня увезли на скорой помощи – упал в обморок. Но все было не зря, сейчас без того музыкального образования я бы не преподавал на профессорской должности [с 2015 года Пенкин преподает в Институте искусств МПГУ – прим. ред]. Каждый артист сегодня строит свой путь самостоятельно, но я все же считаю, что образование необходимо: бриллиант должен быть в огранке, конфета – в красивой упаковке. Саморазвитие – это ужасно, должен быть кто-то со стороны, чтобы раскрывать в нас талант, настраивать, показывать верный путь. Вот ко мне в школу пришла девочка. Я ее спрашиваю: кто тебе нравится? Она отвечает: Тимати. Тогда я дал ей домашнее задание послушать Майю Кристаллинскую. Она пришла снова и расплакалась, я спрашиваю: почему? А девочка мне отвечает: какая красивая песня, я раньше такого не слышала! Вот это пример не саморазвития, это мы вкладываем в наших детей, чтобы они не были такими, как все. 

— От роли наставника, как я понимаю, вы получаете особенное удовольствие? 
— Конечно, потому что я понимаю, что должен оставить после себя кого-то сильного. А если весь этот ширпотреб будет – это же плохо! У меня самого есть наставник, это Наталья Зиновьевна Андриянова, которая выпустила плеяду певцов: Полина Гагарина, Алсу, Жасмин, Линда. Ей сейчас 77 лет, она современная женщина, и я до сих пор слушаю ее советы. 

Фото: Дмитрий Сальник, ЕТВ

Комментарии
Уральский фан
Городские истории
Уральский фан
Истории жителей Екатеринбурга, которые нашли свою звезду.
Музыка на ЕТВ
Павел Кашин на ЕТВ
Павел Кашин на ЕТВ
От Светланы Зенковой
Авдотья Смирнова. «Я бы во всех ролях снимала Анну Михалкову»
Космонавты альтернативной сцены: Stigmata вернула Екатеринбургу 2007
События
Космонавты альтернативной сцены: Stigmata вернула Екатеринбургу 2007
Сентябрь горит уже десять лет, и в екатеринбургской «Свободе» подросшие фанаты Stigmata в голос кричат вместе с вокалистом любимые песни. ЕТВ вернулся в тот-самый-2007 и рассказывает, как это было на самом деле.
Глубокое погружение. Театральный эксперимент в уличных декорациях
События
Глубокое погружение. Театральный эксперимент в уличных декорациях
Что будет, если в полуторачасовом шоу соединить театр, кино и музыку? Александр Петров вместе с группой Ocean Jet показали, что значит #Зановородиться.