Культ досуга. Из чего сделана уральская «Ла Скала»

В апреле екатеринбургский театр оперы и балета представит премьеру — балет «Жизель». В ожидании чуда ЕТВ приглашает зрителей в виртуальную экскурсию за кулисы. Туда, где создаются шедевры, достойные «Золотых масок».
Снаружи Оперный театр скрывал инновационный железобетон под традиционным кирпичом, а внутри обнажал весь срез общества дореволюционного Екатеринбурга. 

Сегодня мы запускаем новую серию материалов, в которой расскажем о том, где проводили свое свободное время жители Екатеринбурга и Свердловска. Мы узнаем, как устроены легендарные дворцы культуры, театры и музеи города, вместе заглянем в уголки, куда не ступала нога рядового зрителя.

Жители нашего города в разное время имели разные вкусы на развлечения и потребность в общении друг с другом. Все менялось под влиянием моды, политики, идеологии, новых технических возможностей. Но невзирая на ход времени, досуговые здания всегда были уникальны. Необычные по типологии, сложные в инженерном исполнении, они всегда являлись доминантами в городской среде. Архитектура досуга то подчинялась сформировавшейся прихоти народных масс, то, наоборот, старалась сформировать мнение этих самых масс, распорядиться их свободным временем. И всегда отражала свою эпоху. Сегодня мы расскажем об одном из старейших театров Екатеринбурга — Театре оперы и балета. 

История: дело в ярусах

История оперы как жанра берет свое начало в Италии XVII века, но настоящий взрыв популярности в Европе и России опера получила, став социальным явлением в течение XIX века. С одной стороны, она вышла за пределы придворных салонов, появились произведения не только на итальянском, но на национальном языке, с местным колоритом и сюжетом.

С другой стороны, с появлением нового класса буржуазии ярусный театр становится местом сбора самых разных слоев горожан — от высшего дворянского света до нуворишей-купцов, мещан и служащих самой средней руки. Положение зрителя в пространстве зрительного зала четко отражало его социальную принадлежность. По традиции XIX века, все время представления зал оперного театра был освещен чуть ли не ярче, чем сцена, — разглядывать происходящее в ложах — новые туалеты дам, новые пассии кавалеров — было не менее увлекательно, чем смотреть спектакль.   
Ярусный театр был устроен по следующему принципу: партер — уровень пола — для среднего класса, ложи бенуара на том же уровне — «места для поцелуев» — происходящее в них скрыто от сидящих на ярусах нависающим сверху карнизом, а от сидящих в партере — бортом ложи. Первый ярус над бенуаром — бельэтаж — для тех, кто смог оторваться от земли и подняться на одну ступень выше сидящих в партере. Последующие ярусы — самые престижные места. При этом ложи строго по центру зала и ближайшие к сцене — самый высший шик. Под потолком на галерее (галерке) находились места для самой простенькой публики.

В Российской империи опера как жанр была популярна еще в XVIII веке. В это время появлялись придворные и салонные театры, основывались труппы императорских театров и любительские кружки. Однако по настоящему распространенным социальным явлением опера становится только в XIX веке, когда оперные театры появились как здания нового типа. Первым из них в России считается Большой театр в Москве, построенный в 1825 году.

Неотъемлемой деталью интерьеров столичных театров была императорская ложа. Возможность посмотреть живого императора представляла дополнительный интерес для простых посетителей оперы.

В конце XIX - начале XX века оперные театры появлялись в России один за другим.

Первый. Железобетонный. Оперный

С помощью архитектурного конкурса для Екатеринбурга выбрали проект оперного театра, по типу похожего на здание в Одессе. Автором победившей работы стал 30-летний архитектор Владимир Семенов — будущий первый главный архитектор Москвы (он занимал эту должность в 1932-1934 годах), один из авторов генерального плана реконструкции столицы и один из «отцов» советского градостроительства. 

До конца 50-х годов он руководил Научно-исследовательским институтом градостроительства Академии архитектуры СССР, разрабатывал рекомендации планировки городов и поселков. 

Конкурс прошел в 1903 году, но строительство началось только в 1910. Зато театр удалось построить всего за два года, благодаря новой в Екатеринбурге и вообще в Российской империи технологии строительства. Несущие конструкции театра были выполнены из железобетона.

Интересная деталь: люди на этом фото пытаются заниматься своими делами и одновременно смотреть в кадр. Внешние стены здания возводили из кирпича: во-первых, толстые кирпичные стены — это была единственная пока возможность сохранить тепло внутри помещения, во-вторых, конструктивные способности железобетона еще не успели оценить по достоинству и, несмотря на новую технологию, здание строили в «старом» стиле.

Зато внутри кирпичных стен колонны и балки ярусов, а также перекрытие зрительного зала и сцены делались по самым современным технологиям. За последние сто лет они почти не изменилась, разве что арматуру сейчас больше сваривают, а не связывают, а деревянную опалубку заменяет многоразовая из современных материалов.

В 1912 году Новый городской театр, как почти все оперные театры Российской империи, открыл свой первый сезон оперой Михаила Глинки «Жизнь за царя». Балетные спектакли начались в 1914 году, хотя наименование «Театр оперы и балета» появилось только в 1931.

Новый городской театр был выстроен практически на окраине дореволюционного Екатеринбурга — на бывшей Дровяной площади. Это было, пожалуй, самое высокое светское здание города и самый большой крытый зрительный зал Екатеринбурга. Однако в 1930-е годы вокруг театра развернулось грандиозное строительство конструктивистского комплекса площади Парижской коммуны.

На фотографиях площади в 1930-е годы за театром Оперы видна гостиница Большой Урал, слева — леса Дома Промышленности. В 1981-82 годах в театре прошла глобальная реконструкция, к нему пристроили новые помещения, появился музей.

Заглянуть за кулисы и узнать секреты старинного театра нам помогла Екатерина Ружьева, пресс-секретарь екатеринбургского оперного. 

Из чего состоит театр?

Большинство жителей Екатеринбурга бывали в театре Оперы и видели как минимум его публичные пространства. Это холлы и сам зрительный зал.

Необычные пространства Оперного — обходные галереи вокруг зрительного зала. В более ранних театрах это были тесные коридоры с толстыми кирпичными сводами и маленькими окошками. В нашем театре эти пространства широки и светлы благодаря широкому шагу железобетонных несущих конструкций.

Наш театр, хоть и не самый большой, имеет все классические элементы зрительного зала — бенуар, бельэтаж, один ярус и галерку. Сегодня зрители в зале рассаживаются сообразно своим предпочтениям. Боковые ложи у самой сцены обычно недоступны публике — в них располагается оборудование. Иногда они используются в постановках — туда выходят герои опер, или же оттуда появляется хор.

Холл на втором этаже — помещение с балконом и огромными окнами, которое мы видим на главном фасаде здания. До реконструкции именно здесь размещался балетный класс со «станками» для репетиций. Во время Великой Отечественной войны здесь занималась Майя Плисецкая, жившая в эвакуации в Свердловске. Именно в свердловском театре состоялись ее первые выступления с номером «Умирающий лебедь».

Галерка — самый верхний ярус. Возможно, вам придется прихватить с собой театральные бинокли, чтобы все увидеть. Зато вы совершенно точно сможете все услышать — в зале екатеринбургского театра Оперы идеальная акустика. В общем зал изначально был рассчитан на 1200 зрителей. Сейчас посмотреть спектакли могут 914 человек.

На одном с галеркой этаже расположен музей театра. В экспозиции представлены афиши, фотографии, костюмы и реквизит самых разных лет — от основания и до наших дней. Хранитель музея может провести экскурсию по предварительной договоренности.

Еще одно видимое, но уже недоступное простым зрителям пространство — оркестровая яма. Все здесь живет по своим писаным и неписаным законам.

Сразу за кулисой, перед выходом на сцену расположены станок и зеркало — последняя возможность что-то повторить для готовящихся артистов.

Балетный класс — одно из помещений, которое было пристроено к театру после реконструкции 1983 года. 

На самом деле, огромное количество помещений театра занимают цеха, где производят все необходимое для спектаклей — начиная с костюмов, головных уборов и обуви, и заканчивая огромными декорациями.

Здесь создают театральные костюмы, а также ремонтируют уже созданные. В балетной и оперной труппах театра около 100 человек, в репертуаре — 37 спектаклей. Можно представить себе объемы работы костюмеров.

Самое удивительное пространство в Оперном — это, пожалуй, цех, где создают декорации. Весь пол здесь имеет ощутимый уклон примерно в 15-20 градусов, чтобы при прорисовке декораций краска текла в определенную сторону.

Под потолком расположены леса, отсюда можно посмотреть «общую картину» — как декорация будет выглядеть издалека.

Для создания декораций используют специальные кисти на длинных ручках, на жаргоне художников они называются «дилижансы».

Здесь все смешалось — исторические предметы интерьера старого театра и бутафорские декорации к постановкам, макеты и эскизы, на время принесенные из музея и новые наброски к будущим спектаклям.

В огромном пространстве цеха мы видим только две небольшие двери. Как же отсюда выносят декорации после сборки? Секрет прост: вся дальняя стена цеха — поднимающийся занавес. За ним начинается пространство сценической коробки. 

В пространстве над сценой, невидном зрителю, висят осветительные приборы, декорации к спектаклям. Поперечные конструкции, на которых они расположены, или «колосники» выдерживают вес до 500 килограмм.

Чтобы приводить колосники в движение, здесь же расположены подъемные механизмы. Для облегчения хода на другом конце лебедок расположены грузы, равные весу декорации. 

Чердак театра — пространство, доступное даже не всем его работникам. Здесь причудливо соединяются мощные кирпичные арки и легкие железобетонные конструкции — очень красивые и ультрасовременные для своего времени. Настолько, что архитекторы еще не решались их обнажить и прятали за лепниной и позолотой.

Мы продолжим экскурсии по храмам муз Екатеринбурга и в следующий раз отведем читателей во Дворец пионеров. Не переключайтесь!

Современные фото — Александр Тверской из проекта  «Екатеринбург наизнанку», архивные фото — портал 1723.ru. ЕТВ благодарит администрацию тетра Оперы и балета за экскурсию.
Комментарии
Отдых у Камино. Как свердловчанка прошла путь апостола
События
Отдых у Камино. Как свердловчанка прошла путь апостола
Жительница Екатеринбурга Евгения Захарова прошагала по Пути святого Иакова, который пролегает через Португалию и Испанию, 190 километров. Она рассказала ЕТВ о радостях и горестях современного паломничества.
За гектаром и за запахом тайги. Уральцы покоряют Дальний Восток
События
За гектаром и за запахом тайги. Уральцы покоряют Дальний Восток
Бросить все, переехать на Камчатку и в Магадан, поселиться в краю амурских тигров и основать родовое гнездо. Или разводить пчел и китайских туристов. Зачем уральцы примериваются к бесплатной земле на краю Евразии.
Уральская рулетка. Как интернет-покупки стали азартной игрой
События
Уральская рулетка. Как интернет-покупки стали азартной игрой
Сегодня совершать покупки не выходя из дома — для многих обычное явление. Однако в отличие от банального похода в магазин, исход электронной коммерции по-прежнему непредсказуем. Как сорвать куш и не проиграться вдрызг, узнал ЕТВ.
В интересах революции
События
В интересах революции
В канун столетия Февральской революции мы не стали ворошить историю, а посмотрели на современное общество и его настроения. Помогли нам в этом медийные уральцы.
Николай Грахов: бесконечная эволюция уральского эфира
События
Николай Грахов: бесконечная эволюция уральского эфира
Только благодаря 25-летнему юбилею Радио СИ таинственный и всемогущий, легендарный и недоступный Николай Грахов рассказал ЕТВ, как в Екатеринбурге появилась одна из первых в России независимых радиостанций.
Game over. Четыре причины провала «Автомобилиста»
События
Game over. Четыре причины провала «Автомобилиста»
Уральская хоккейная команда так и не смогла попасть в плей-офф, несмотря на предоставленные ей возможности. Спортивный аналитик ЕТВ Григорий Скляров нашел корни зла, погубившие будущее клуба.
Уральские подснежники: ищем оголенные ножки и прочие симптомы весны
События
Уральские подснежники: ищем оголенные ножки и прочие симптомы весны
Весна плюет на календарь и заходит в Екатеринбург раньше положенного срока: в последние дни февраля улицы города утопают в грязи и растаявшем снеге. Посреди всего этого сезонного разнообразия мелькают женские ножки. Яркие. Зимние. Твои.
ЗЖЛ. Чайные потомки опиумных королей
События
ЗЖЛ. Чайные потомки опиумных королей
Когда-то деревня Месалонг была пристанищем китайцев-антикоммунистов, потом — крупнейшим наркоцентром Таиланда. Но теперь маки сменились чайными кустами. О мирном теперь царстве улуна — в сериале «Записки Жени Лобанова».