Профи? Тролль! Спасаем дом от газового взрыва на конкурсе слесарей

Чтобы правильно подключить газовую плиту, а затем периодически проверять ее, слесарям «Екатеринбурггаза» приходится тренироваться на практике и изучать теорию «большого взрыва». ЕТВ влез в шкуру мастера, чтобы на себе опробовать эту работу.

Когда звучит слово «газ», в нашей стране почему-то вспоминается в первую очередь «Газпром». А между тем, в том же Екатеринбурге есть более важные ассоциации, имеющие непосредственное отношение к «голубому топливу». Вот, например, «Екатеринбурггаз» — главная ресурсоснабжающая организация стольного града Урала. Ее специалисты помогают нашим газовым плитам, водонагревателям и другому оборудованию исправно работать. Функционал работников предприятия, в частности, слесарей этим не ограничивается, однако перечисленное выше — самое простое объяснение тому, чем же занимаются эти люди. 

Последние три недели руководство предприятия проводит конкурс профмастерства для своих сотрудников: испытания теорией и практикой проходят слесари, обслуживающие в общей сложности 372 тысячи газифицированных квартир и 17 тысяч частных домов в Екатеринбурге. В один такой конкурсный день мы внедрили бойца ЕТВ. Под видом типичного слесаря Сергей Сивопляс изучил все тонкости пуска газа. 
Мои познания в сфере газа стремятся к нулю, ограничиваясь лишь понимаем того, что для добычи огня мне необходимо поднести зажженную спичку к открытой конфорке. Поэтому предстоящий конкурс казался для меня настоящей Олимпиадой. В программе планировались как теория, так и практика, к которым я не был готов ни морально, ни инвентарно. 

Как в лучших шоу-румах, уже на месте мне предлагают новенький комплект спецодежды, состоящий из куртки, штанов, темных резиновых ботинок и фирменной кепки с символикой компании. Одежда немного не по размеру, поэтому я, как хипстер, подкатываю штанины, подтягиваю рукава до локтей. В резиновой обуви немного жарковато, но в целом терпимо. Кепка немного давит. Да и вообще, кто еще носит кепки? Рэперы? Баскетболисты? Для меня это атавизм, который я оставил где-то на пляжах Адлера в школьном возрасте. Но по нормам, положено, значит, никуда не деться. 

Мероприятие начинается с небольшой вводной инструкции от руководства, я уже в новой роли, сижу вместе с другими специалистами в темно-синих спецовках. Всего предстоит три этапа: теоретический — в виде билетов, технический — осмотр личного инструментария, практический — имитация ситуации, когда мастер приходит в квартиру, чтобы провести технический осмотр кухонной плиты. Ладошки вспотели, игра началась.

Этап первый. Теория

dsc_6905.jpg

В этом кабинете никто, за исключением двух человек из оргкомитета, не знает, что я вовсе не слесарь, а типичный журналист. Поэтому наравне со всеми участниками я получаю задания. Мы находимся в небольшом компьютерном классе, однако технику здесь никто включать не собирается — мы сдаем теорию. Вопросы распечатаны на маленьких листочках, в каждом билете всего четыре вопроса. Стоп, это для специалиста ВСЕГО, для меня же — целая бездна. 

Первые два — из разряда «а что, если?» В оставшихся нужно прописать свои действия в той или иной рабочей ситуации. Студенческая смекалка загорается во мне, как конфорка от искры. Я незаметно достаю телефон и начинаю гуглить «газоопасные ситуации». Поисковик выдает мне огромные документы, которые и за час не прочесть. Удается выловить из контекста пару умных слов. Накидываю на бумаге несколько предложений, заполняю акты простым и понятным бытовым языком без сложных терминов. В этот момент меня одолевает чувство страха, как на первом курсе, когда ты вроде бы готов ответить на вопрос, но очень сильно в себе сомневаешься. 
На суд комиссии передо мной выстроились настоящие слесари-газовики и даже их руководители. Все они шустро отвечают на вопросы, щеголяя профессиональной лексикой, то и дело произнося какие-то заклинания из цифр и букв. Все это вызывает удовлетворенное кивание у экзаменаторов. 

Иду последним. По легенде, я сотрудник первого подразделения, который к тому же еще и опоздал. Лью много общих слов, приправляю все это терминами, говорю размерено и стараюсь быть убедительным. Вижу, как один из специалистов выводит мне по полбалла в каждой графе. Заканчивается все одним наводящим вопросом, на который я отвечаю коротко и ясно: «Выключу им газ!» 

Вылетаю из аудитории с чувством стыда, несмотря на то, что я в профессии первый день. Итог — два балла из четырех. К слову, остальные специалисты получили на этом этапе почти максимум очков.
Профи? Тролль! Сдаем теорию

Видео: ЕТВ

Этап второй. Ключ к победе

dsc_6928.jpg

У всех участников очень тщательно осматривают их рабочую сумку, где помимо привычных отверток и ключей, можно найти газовый манометр, спички, мыло и целый ворох бумаг для заполнения. Моя сумка обитает где-то в Нарнии, поэтому минимальный набор приходится выискивать у местного завхоза. 

Неожиданно узнаю от моих тайных агентов, что нас рассекретили еще на этапе теории, где я был как пара белых кед в промозглый осенний день. Но это не стало поводом отказа от практического занятия. Конечно, риск нагазовать во всех смыслах этого слова был велик, но когда мне еще представится шанс раскрутить плиту, если не сейчас. 

Этап третий. Сектор газа

dsc_6992.jpg

Последний этап становится настоящим театром, за которым я наблюдаю из первого ряда, чтобы потом максимально точно сымитировать. Герои газовой постановки представляются, показывают свои удостоверения, надевают бахилы и проходят прямиком до неисправной кухонной плиты. На руках наряд-допуск и напутствие от начальника быть вежливым и учтивым. Экзаменатор придумывает небольшую легенду прямо на ходу, очерчивая свой круг проблем. Дальше — настоящий алгоритм, который ни один профессионал не должен нарушать. 

Понаблюдав за специалистами, я беру в руки отвертки, плоскогубцы и баночку с мыльным раствором, чтобы получить свои пять минут славы в роли слесаря. Короткое приветствие, обмен улыбками и бурная мозговая деятельность, в попытках вспомнить всю последовательность работы. 

Открываю окно, чтобы проветрить и заодно дать будущему огню кислород. Закрываю вентиль газа. Вспоминаю страшное словосочетание «проводим опрессовку», что бы оно ни значило, и подвисаю. Экзаменатор одобрительно смотрит, но затем бросает взгляд на отсутствующую конфорку, как бы намекая, что за это ему надо «предъявить». Ругаю человека за отсутствие железяки, начинаю разбирать плиту. 
Профи? Тролль! Чиним газовое оборудование

Видео: ЕТВ

Куча болтиков с трудом выкручиваются из железного каркаса. Спустя несколько минут добираюсь до сердца газовой плиты, где лежит огромный кусок стекловаты, которая призвана сохранять тепло. Внутри все выглядит запутано – множество проводков, трубок и пружинок. Прощупываю каждую, вспоминаю, что надо предложить смазать некоторые из них маслом, а другие мыльным раствором, чтобы узнать, есть ли протечки. Получаю целый ряд дополнений, поправок и новых инструкций, которые не смог вспомнить и озвучить. 

Скручиваю все обратно, включаю газ и зажигаю каждую из конфорок, чтобы проверить, все ли в порядке. На секунду чувствую себя мастером своего дела. 
Естественно, экзаменатор, понимая степень моей поверхностной осведомленности в вопросе, оставляет меня без оценки, но предлагает записаться на курсы при предприятии, если есть интерес. Понимаю, что с моей врожденной невнимательностью я с легкостью могу забыть прикрутить пару болтиков или резинок, что повлечет за собой не самые радужные последствия. 

Cдаю спецовку и инструменты с чувством грусти от того, что дома у меня плита не газовая, а электрическая, и я вряд ли когда-нибудь еще встречусь с этими, без сомнения, талантливыми людьми, которые изо дня в день работают с одним из самых опасных природных материалов.

Фото, видео: Дмитрий Сальник, ЕТВ.
Комментарии
Связанные одной Исетью
Лаборатроллия
Связанные одной Исетью
Слепые стены хозяйственных построек, унылые городские пляжи, аккуратные набережные… Путешествуя вдоль главной реки Екатеринбурга, чего только не увидишь. ЕТВ досрочно открывает сезон сплавов, чтобы объединить исетские берега.
Весь этот бред. Ищем правду и вымысел на улицах Екатеринбурга
Лаборатроллия
Весь этот бред. Ищем правду и вымысел на улицах Екатеринбурга
Уральской столице сделали столько предложений, что от некоторых приходилось бежать, как от огня. Мы собрали самые внезапные инициативы общественников, строителей и просто креативщиков и добавили к ним фирменного бреда.
Лаборатроллия ЕТВ: читаем между строк Лолиты
Лаборатроллия
Лаборатроллия ЕТВ: читаем между строк Лолиты
В очередном выпуске самого безумного и опасного для здоровья проекта ЕТВ исследует концерт «последней девственницы шоу-бизнеса» [как она сама себя называет] — Лолиты Милявской.
Авдотья Смирнова. «Я бы во всех ролях снимала Анну Михалкову»
Профи? Тролль! Поэтесса Аксенова рушит мифы о «Почте России»
Лаборатроллия
Профи? Тролль! Поэтесса Аксенова рушит мифы о «Почте России»
Сколько историй существует о годами идущих конвертах, ждунах на приеме бандеролей и поедании икры из посылки! Прима уральской поэзии Саша Аксенова отправилась в отделение почтамта, чтобы сканить миллионы пакетиков и ломать стереотипы.
Музыка на ЕТВ
Павел Кашин на ЕТВ
Павел Кашин на ЕТВ
От Светланы Зенковой
Лаборатроллия ЕТВ: идем на аудиенцию к свадебному королю
Лаборатроллия
Лаборатроллия ЕТВ: идем на аудиенцию к свадебному королю
Самый незамужний корреспондент ЕТВ побывал на тренинге-перфомансе скандального сводника Дениса Байгужина и остался жив и счастлив.
Профи? Тролль! Поэтесса Аксенова постигает pole dance
Лаборатроллия
Профи? Тролль! Поэтесса Аксенова постигает pole dance
В честь праздника наших мужчин мы публикуем спецвыпуск проекта «Профи? Тролль!», где главный герой — уральская поэтесса Александра Аксенова — меняет рифму на грацию кошки.
Лаборатроллия на ЕТВ: «грибок» толпы
Лаборатроллия
Лаборатроллия на ЕТВ: «грибок» толпы
Творческий десант ЕТВ, не жалея сил и нервов, меняет махровую эстраду на экспириенс в царстве «Грибов».