Разборки полетов: как Леонтьев и «Братва» Екатеринбург держали

Эту пятницу ЕТВ спешит открыть новым концертным сезоном нашей творческой «Лаборатроллии». Если вы думали, что воронка безумия полностью поглотила нас во время концерта Евгения Петросяна, — вы ошибались. Мы выжили и пошли в самые дебри.
«Лаборатроллия» была бы неполной, если бы мы проигнорировали касту исполнителей самых душевных песен. В очередном выпуске ЕТВ исследует концерты артистов, которые в одной галактике вряд ли когда-нибудь пересекутся — это Валерий Леонтьев и группа «Братва». Чтобы градус лирики зашкаливал, на концерт шансонье мы отправили звезду уральской поэзии Александру Аксенову, а на концерт казановы советской эстрады — бывалого бойца ЕТВ, пережившего феерии Максима Галкина, Мистера Кредо и Евгения Петросяна с Игорем Николаевым.
Александра Аксенова, поэтесса

Острый дефицит кабацкой жизни

К концерту «Братвы» я готовилась основательно: нашла в интернете все песни, а две полюбившихся («Я дальнобо-бо-бой» и «За жизнь, за мамку с папкой, за родных») даже заучила. Тем более что хит про дальнобойщиков пришелся кстати — в стране как раз царила заварушка с «Платоном». Одни только названия передают мощную атмосферу их творчества — «Храни вас Бог», «Ох, не зарекайся», «За братву». В такие моменты душа так и просится к бомбиле в «пятеру» с четками и иконками, с эпоксидной розочкой на ручнике и массажной накидкой из деревянных бусиков на сиденье. 

Концерт проходит в кафе, похожем на маленькую «макдачку»: за пятью столиками сидят завсегдатаи заведения. «Я их крышую,  — поясняет мне парень на входе. — В смысле, живу над ними»,  — он тычет пальцем вверх — лишь потолок отделяет жилой дом от мекки блатной культуры.
Блатной кот

by Марья Захарова

Братва“ группа относительно новая, но концерт начинает как матерая звезда — с двухчасовым опозданием. Парни бесконечно извиняются, а я понимаю, что тексты песен здесь известны только мне. Между песнями вокалист Андрей успевает шутить: Тут так тесно, что мы с Мишкой постоянно тремся друг о друга. Любим, знаете ли, терки“. Не успеваю переварить юмор по понятиям, как слышу: «А сейчас, милые дамы, песня про место, в котором мы бы желали вам от всей души не оказаться:

Женская тюрьма, рыдает мать.
Им детей растить, а не страдать.
Женская тюрьма, судебные дела.
Наручники на хрупкие тела…“

Накал драматургии зашкаливает. Пришедший с родителями мальчик, которому судьба с юных лет приготовила испытание концертом шансона, закрывает уши ладошками и кричит: Пожалуйста, хватит!“ На импровизированный пятачок-танцпол выходят девушки в красивых платьях. 

Женская тюрьма, ну что с них взять. 
Жизнь напополам, чего тут врать…“

В перерывах между песнями парни разговаривают между собой нормальным голосом, но как только берут микрофон, вновь возвращается милая уху блатная хрипотца. «Братва» клянется, что в 2016 году обязательно порадует поклонников новой, четырнадцатой по счету песней. «Дальнобо-бо-бой» парни рычат на бис, философия жизни неожиданно пронзает меня в самое сердце – я не хочу, чтобы этот праздник жизни заканчивался. 

«Зайдешь к нам еще?» - спрашивает звукарь Наташа. Конечно, зайду. Ведь бывает у русского человека болезнь – острая нехватка кабацкой жизни. И в перерывах, когда хочется себя радовать, надо идти и радовать. 
Мари Захарова, завлаборатроллией ЕТВ

Леонтьев и танцевальное рабство

«Меж на-а-а-а-ми память и туман, ты как во сне!» — за дверями концертного «Космоса» Валерий Леонтьев уже начал полет. Казанове советской эстрады 66 лет, 45 из них он на сцене. В этом Валерий Яковлевич признается позже, когда будет прохаживаться между рядами, заглядывая дамам прямо в душу. Некоторые из зрительниц, оторопев от внезапной близости звезды, забудут убрать бинокль. «Что это вы тут у меня разглядываете?» — будет шутить секс-символ.

Я до этого Леонтьева не видела ни разу, только по телевизору. Мужчина, из-за которого Россия стала с гордостью носить майки-сетки, а байкеры — осуждать право первенства висюлек на рукавах кожанок,  все так же свеж, откровенен и горяч. Леонтьев обещает устроить не концерт, а археологические раскопки, и петь песни разных времен. А когда заканчивается третья композиция, звезда переодевается — на смену черному плащу приходит откровенный кожаный комбинезон с красными лямками. Горячий наряд как бы намекает: мы сейчас тут все будем пылать. «Танго-танго, это танго-танго,  — шепчет герой. — Это танго разбитых сердец…»

Через кресло от меня сидит двойник Валерия Яковлевича: мужчина с черной кудрявой шевелюрой и в рубахе гавайской расцветки весь концерт напряжен, но хлопает сдержанно, серьезно и в то же время от души. Вместе с Леонтьевым на сцене пляшет его балет — чаще артиста переодеваются только они. 
Джимми Фэллон пародия на Леонтьева

by Бомж

После импровизированного антракта Валерий Яковлевич появляется в новом обличье — в четвертом или пятом (а может быть шестом) костюме он похож на сварщика-бабочку: из-под длинного плаща с рукавами-воланами проглядывает все тот же кожаный комбинезон. «Маргарита!» — призывает в небо «Космоса» артист, толпа танцоров тут же подхватывает его и носит по сцене аки святого. Кровавые софиты истерично бегают по залу, на сцене гитарист со всей дури бьет по струнам — все настолько эффектно, что я ловлю себя на мысли, что вот-вот проору от восторга весь голос.

«Я 45 лет на сцене, и внезапно понял, что если ты что-то хочешь спеть — пой прямо сейчас,  — откровенничает Леонтьев. — И вы знаете, сейчас я буду петь блюз». Тихой мелодичной музыкой артист устраивает передышку залу, но уже на третьем куплете разрывается:

«Вместо тебя я целую стакан.
Мне не надо туда! Я уже был там!»


Взмахивая намокшими кудрями, Валерий прерывает визгом гитару. В этот момент он больше Кипелов, чем Леонтьев. Дотла зал сжигают танцоры: пока артист переодевается и отдыхает от душевного блюза, четыре мальчика бегают по залу, требуя засовывать им деньги в обтягивающие штанишки. «Если ты об этом кому-нибудь расскажешь, тебе не поверят»,  — предупреждает меня подруга. 

«А где еще один? Я помню, вас было четверо!» — кричит вернувшийся из-за кулис Леонтьев. На нем — черная рубашка-сеточка и ядовито желтые бриджи-треники. «А, в рабстве сексуальном… Сейчас посмотрим, какое оно здесь. — Певец складывает в чемоданчик заработанные танцорами деньги. — А неплохое тут рабство-то!»

Проходит минут десять или двадцать, а может быть и целая вечность: гипнотизер Леонтьев двигается по сцене, как Терминатор. С оскалом льва он оглядывает первые ряды: «И-и-и-э-э-э-а-а»,  — с придыханием протягивает он. Атмосфера настолько горячая, что, кажется, никто не заметил, как певец переоделся в очередной раз. Теперь на нем белоснежный костюм — брюки клеш и приталенный пиджак. В окружении балета он похож на строптивого Челентано, уверенности в этом добавляет его крик: «Мое оружие — любовь!»

Зал стоит. Несмотря на запрет съемки, все смотрят на артиста через объективы гаджетов. Леонтьев — король, кумир, бог этого «Космоса», ведь даже его сдержанный двойник сбивает ладони в кровь, аплодируя артисту. Валерий Яковлевич покидает сцену, но люди не расходятся — для них этот концерт не закончен. Вернувшись, Леонтьев перечисляет по именам всех своих помощников — танцоров, осветителей, звукаря. Среди них пять Валер. Но есть кто-то, и он - Леонтьев. И «танго-танго, это танго-танго…»
Комментарии
Баба ЕГЭ, или Сдаем обществознание по Соколовскому
Лаборатроллия
Баба ЕГЭ, или Сдаем обществознание по Соколовскому
Каково это — впервые сдавать единый госэкзамен в 33 года? Журналист ЕТВ Ая Шафран вернулась в школу, чтобы узнать это на себе.
Профи? Тролль! Спасаем город от птичьих меток в маске антиголубя
Лаборатроллия
Профи? Тролль! Спасаем город от птичьих меток в маске антиголубя
Самую странную и одновременно соблазнительную вакансию выдвинул екатеринбургский музей: за 15 тысяч рублей здание от птичьей бомбардировки должен охранять человек-антиголубь. На день в роль борца с пернатыми вжился журналист ЕТВ.
Профи? Тролль! Постигаем дзен в помидорных плантациях УГМК
Лаборатроллия
Профи? Тролль! Постигаем дзен в помидорных плантациях УГМК
Кто бы мог подумать, что работа в теплице умиротворяет… Корреспондент ЕТВ вооружился распылителем, тележкой и голубой шапочкой и ушел искать самые вкусные помидоры в дебрях плантаций.