Сообщники. Кто выходит из сумрака

Эти люди любят заброшенные здания Екатеринбурга и специально учат азбуку Морзе, чтобы разгадать загадки, которые помогут найти заветные надписи на стенах.
Когда город засыпает, просыпаются они — участники игры DozoR, которая проходит в формате ночных поисковых игр. Узнать их на улице можно по колоритным машинам с наклейками и экипировке: как правило, банданы, берцы и фонарики. ЕТВ поговорил с Женевой Нефедовой, которая играет в Dozor почти с момента появления игры в Екатеринбурге, то есть около десяти лет. О том, чем так полюбились ночные игрища, кто придумывает задания, а также об отношениях с полицейскими и поисковыми отрядами — в рассказе нашей собеседницы.

В предыдущих сериях:

Сообщники. О чем говорят на «Демо-радио»?

Сообщники. Спасибо Центру за это

Сообщники. Кто делает Екатеринбург удобным?

Сообщники. Пешеходы в Клубе

Сообщники. Скорая помощь для бездомных животных

Сообщники. Куда едет велосипедный Екатеринбург?

Сообщники. Химичим с пользой

Сообщники. Экогород будущего

Сообщники. Братство колеса

«Когда не было денег на участие, кормила команду пирожками»

В России «Дозор» образовался в Москве, а затем «филиалы» стали появляться в других городах. До Екатеринбурга тренд дошел в 2007-м, и спустя год я уже играла в «Дозор», а в 2012 стала капитаном команды «ШуRуDящие кRевеDки». Услышала про ночные игры еще раньше, но так как они проходят в выходные, не могла участвовать из-за работы. Потом расписание поменялось, в выходные я стала свободна, и подруга позвала меня в аналогичную игру. Мы сыграли, но даже там сказали, что «Дозор» намного круче. И я пошла в «Дозор».

В то время участие для команды стоило 3000 рублей, то есть с человека выходило по 100-200 рублей. У меня тогда была печаль с деньгами, я спросила, можно ли поиграть за пирожки, и меня взяли. Мы ездили на задания, и я кормила всю команду своей выпечкой. Затем постепенно я купила фонарик, рации, ноутбук, и другое необходимое оборудование.

Несмотря на то, что Москва запатентовала «Дозор», и движки региональных сайтов игры принадлежат ей (каждый город платит процент за пользование движком), к загадкам она никакого отношения не имеет. Игры пишут местные организаторы и те, у кого есть интерес. До конца года у нас уже расписаны даты всех игр, и места на них забиты. Было время, когда команды за год бронировали место в игре.

В одной из первых игр Женева была Ларой Крофт и ночью переводила бабушку (агента) через дорогу
В одной из первых игр Женева была Ларой Крофт и ночью переводила бабушку (агента) через дорогу

«Потом меня поймали врачи-психиатры и запихнули в скорую, где уже была одна пациентка“. Она бросила монетку и велела мне бежать, а так как я была новенькая, то ничего не успела понять. А коды оказались на монетах с другой стороны».

«Были задания, где дозорным нужно было есть пальцы. Кондитерские»

Игры для команд могут писать не только организаторы, но и сами участники. У меня, например, уже больше 15 авторок — авторских игр. Душа как-то больше лежит к написанию, чем к играм. Сам «Дозор» проходит так: в 20:00 обычно брифинг, на котором организаторы рассказывают, каким цветом обозначены метки, которые нам нужно найти, в каких районах проходит игра, нужны ли болотники и так далее, то есть дают всю организационную информацию. Затем остается время на подготовку, и в 22:00 старт. Приходит загадка, ее решает штаб — это участники команды, которые находятся дома возле компьютеров. После того, как загадка решена, координатор видит, где находится объект, и отправляет туда экипажи. Полевые участники ищут на объекте метки, находят коды, после чего приходит следующее задание. И так всю ночь.

У нас бывают не только игры, где мы ищем коды, но и агентские задания, они самые интересные. И вот там может быть все, что угодно, зависит от фантазии автора: если, например, на военную тематику, то нужно спасти людей, «разминировать» что-то и так далее. Например, была веселая игра «Марди Гра» (Карнавал в Новом Орлеане). Местом действия была заброшенная парковка, все были разодеты в костюмы, и нужно было среди этих ряженых людей найти меченных, а на них — код. Учитывая, что они постоянно были в движении, царил сумбур, это было сложно, но весело.

MegaDozor

Uploaded by NissPo on 2014-08-14.

Раз в год летом проводится Мега-дозор, его принимают несколько городов России, туда съезжаются команды со всей России. В 2014 году Мега-дозор проходил в Екатеринбурге, тема была «DRугая реальность». К нам приезжали команды из Челябинска, Перми, Сыктывкара, Питера, Оренбурга и других городов. Всего придумали десять заданий и сквозное-штабное на всю ночь, за каждый объект отвечала определенная местная команда. А так как тема у нас была про другую реальность, то были зомбо-клоуны, сумасшедшие мотоциклисты, сектор чернобыльской зоны отчуждения, была локация с русалками, домовыми и чертями, которые играли в карты. В заброшенном замке в Сысерти были летучие мыши, паук, гадалка, а в баре печенье в виде пальцев, и людям нужно было эти пальцы есть. Там же была ведьма, которая варила зелье из черепа. А самая лютая локация «Сайлент хилл» была на заброшенном заводе. До сих пор наша Мега считается лучшей игрой по России за всё время существования дозора.

Брифинг мега-дозора
Брифинг мега-дозора

Фото: Женева Нефедова

На время мега-дозора мы организовали лагерь на Балтыме. Каждому городу была отведена небольшая территория для палаток, но в итоге все смешалось, так как люди перезнакомились и переехали друг к другу поближе. Более того, несколько дозорных встретили на Меге свою вторую половинку и из Оренбурга переехали в Екатеринбург. Вообще, благодаря «Дозору» встречаются люди, которые в обычной жизни вряд ли бы познакомились — бухгалтер и автослесарь или сисадмини и фотограф. Я знаю как минимум о десяти дозорных свадьбах, уже много дозорных детей, и есть один дозорный внук.

Фото: Женева Нефедова

Эволюция «Дозора»

Когда я пришла в «Дозор», у нас было больше 15 команд в «Классике» (в команде несколько экипажей, сложные загадки и рандомные задания) и более 30 в «Лайте» (в команде один экипаж, лёгкие загадки и линейное прохождение игры). Постепенно число команд в «Классике» выросло до 25. Тогда произошло разделение на две лиги, условно говоря, профессионалов и новичков, и призы раздавали уже в двух категориях. Потом количество команд уменьшилось, и всех объединили обратно в одну лигу. Но «Дозор» постепенно изменялся, загадки становились сложнее, коды мельче. То есть если раньше их писали баллонами, и они были объемными, то сейчас они пишутся маркером и размер кода составляет два-три сантиметра. Соответственно, искать их стало сложнее.

Менялись и организаторы, появилась своя «дозорная пенсия» — это те, кто играет больше семи лет. Я себя отношу уже к ним. Есть команды, которые принципиально не набирают новых людей. Они бьют себя пяткой в грудь и говорят, что мы великие люди, больше нам никто не нужен. Есть же наоборот те, кто постоянно набирает новичков, чтобы выиграть. Я сейчас капитан команды «3D2R», у нас сформированный хороший коллектив, так что новичков набираем, но редко. Мы играем в первую очередь ради удовольствия, но со стремлением к победе. А для кого-то именно победа на первом месте.

Нынешняя команда 3D2R
Нынешняя команда 3D2R

«Дозор» как прокачка тела и мозгов

В детстве любят лазать по стройкам, искать приключения, придумывать игры. В «Дозоре» то же самое, только по-взрослому. Например, нам нравится лазить по забросам, и восприятие реальности в «Дозоре» и в дневной повседневной жизни отличаются. Например, бежишь по забросу ночью с командой и даже не задумываешься о том, что может быть страшно. Ты просто бежишь за кодом, знаешь, что за тобой команда, и ищешь. Но если ты приходишь днем, когда светло, но команды нет, нападает жуть. На Ботанике есть сектор с заброшенными зданиями, мы называем его местной Припятью, там пятиэтажки полностью запущенные: окна выломаны, все испорчено мародерами, и только одна жилая квартира. Везде навешаны таблички «мародеры, не трогайте нас». Жутко.

Есть люди, которые за компом играют в бродилки-стрелялки, у нас то же самое, только в живой реальности. Плюс спорт. В сторону Верхней Пышмы есть такие вышки — «Глушилки», куда нужно лезть за кодом, и без подготовки это сложно сделать. Поэтому раз в две недели каждая команда проводит тренировки, куда может прийти и другая команда. Это вам не за компом сидеть. Для поля — это физическая подготовка, а для штаба — умственная. Многие штабные уже знают азбуку Морзе, шифр Брайля, код Бодо, Числа Фибоначчи и прочее.

Игра «Морская полиция»
Игра «Морская полиция»

Командам нужно было взять у «трупа» образцы, в майонезной баночке, которая выполняла роль чашки Петри, принести судмедэксперту в лабораторию на второй этаж, при этом не забыв надеть бахилы (хотя бы на голову)

Дозорных зовут в «Лиза Алерт»

Прогнозы строить по «Дозору» нереально. «Авторки» идут, и у каждого автора своя фантазия, свое видение. Так же и с людьми — кто-то приходит, ему нравится, и он остается, а кто-то уходит. То есть все наплывами. Нам очень не хватает заброшенных объектов в Екатеринбурге. Мы все уже выучили наизусть. Расселенные дома быстро сносят, и хотелось бы, чтобы те, кто расселяет ветхие дома, давали нам там поиграть перед сносом. Мы же там ничего не портим, не ломаем, а пишем маленькие кодики. В Челябинске «Дозор» умер, но у них столько забросов! Там почти на каждом перекрестке — заброшенный дом, и это просто рай для дозорных. Но для нас по бензину дороговато каждый раз ехать в Челябинск, мы можем раз в год делать выездную игру. Или нам надо кнопку телепорт, чтобы забросы Челябинска перемещались на ночь к нам в Екатеринбург.

Сотрудники ДПС уже нас знают и понимают, когда говорим, что мы дозорные и едем играть, то есть большинство относится к нам лояльно. Бывает, на забросах встречаемся с ППС, они спрашивают, что это мы тут делаем, «вы наркоманы, наверное». А мы — нет, «Дозор». А у нас же и рации, и фонарики, то есть они видят, что мы экипированы, просто говорят «не хулиганьте» и все. Хотя куда нам хулиганить, мы просто ищем коды.

Я, как штурман, знаю город лучше любого таксиста, если употреблять это слово применительно к грамотным водителям 70-80 годов. Мы ездим иногда в такие места, о которых не знают даже жители соседних дворов, плюс мы знаем старинные названия улиц, потому что у нас бывают загадки по истории города. Также дозорных привлекают поисковые отряды. Лиза Алерт, например.

Агентское задание с авторки «Менталист»
Агентское задание с авторки «Менталист»

Командам нужно было осознать порядок действий на доске расследований, идентифицировать цифры в точках пересечений и составить код

«Дозор» — это секта в хорошем смысле слова

Все команды — это маленькие семьи, плюс есть общая дозорная семья. После каждого сезона (а в году их всего четыре, и в каждом — по шесть игр) проходит закрытие. Это такой корпоратив с награждением лучших, где все радуются и обнимаются.

Дозор — это такая секта в хорошем смысле этого слова: у нас появляются друзья не только в Екатеринбурге, но и в других городах, есть взаимовыручка. Например, мне как капитану могут написать люди, мол, мы застряли там-то и там-то. Я могу посмотреть на карте, есть ли кто-то рядом, и отправить машину на помощь.

Photo by Даша Ripp

Комментарии
Сообщники. Радужный дом
Городские истории
Сообщники. Радужный дом
В просторное светлое пространство на Тургенева не приходят случайно. Сюда приносят свои конкретные проблемы: на шестом этаже офисного здания расположился Ресурсный центр для ЛГБТ-сообщества.
Сообщники. Куда едет велосипедный Екатеринбург?
Городские истории
Сообщники. Куда едет велосипедный Екатеринбург?
Эпоха двухколесного экологичного транспорта наступила как-то незаметно. Почему велосипедистам и автомобилистам нужно перестать ссориться и как ввести моду на педали, читайте на ЕТВ.
Сообщники. Скорая помощь для бездомных животных
Городские истории
Сообщники. Скорая помощь для бездомных животных
Благотворительные фонды — дело неблагодарное, уверена наша очередная собеседница. И все же она продолжает бесплатно спасать кошек и собак. Что не отпускает зоозащитницу, в рассказе от первого лица.
Сообщники. Пешеходы в Клубе
Сообщники. Пешеходы в Клубе
Рассказ о ламповом сообществе для пеших екатеринбуржцев, ищущих альтернативные экскурсии.