Спасатели. Рабочее напряжение

Татьяна Орлова четверть века сидит в бетонной коробке, огороженной забором и трансформаторными вышками. Когда в районе пропадает свет, она узнает первой. И она же делает все, чтобы никто не ушел на тот свет, возвращая людям электричество.
Моросящий несколько часов подряд дождь наконец-то заканчивается. Мы выбираемся из здания, вырастающего в чистом поле среди трансформаторов. Тяжелые серые тучи по-прежнему наваливаются на провода. Воздух здесь такой чистый, что нам, приехавшим в Белоярку из душного мегаполиса, дышать полной грудью категорически опасно — передоз кислородом для наших легких. «Когда ЧП нет, то тут вообще хорошо, — говорит Татьяна, наш проводник в Белоярском районе электросетей филиала Свердловэнерго“. — Идем, я покажу вам окрестности».

Татьяна Орлова ведет нас по узкой асфальтированной тропинке вдоль металлических заборов, закрывающих с одной стороны частный жилой сектор, с другой — огромные вышки с проводами. Женщина показывает рукой на серый куб — продолжение диспетчерской. «Говорят, что его еще немцы пленные строили, по мне так это сомнительная гордость», — вздыхает Орлова.

В МРСК Урала наша героиня трудится уже четверть века: под ее ответственностью 900 трансформаторных подстанций, 48 населенных пунктов или почти пять тысяч квадратных километров. «Работы у нас тут в основном аварийно-восстановительные: подул ветер — провода оборвались, началась гроза — что-то выходит из строя. Значит, мы едем и устраняем», — вкратце объясняет свою миссию сотрудница. Звучит это даже как-то безобидно, если не знать, что ответственности Татьяны еще и жизни ее сотрудников: находясь в диспетчерской, она координирует работу энергетиков, которые действуют почти вслепую.

Татьяна заметно скромничает, ведь это ее первое интервью за 26 лет тяжелой работы. О веселых 90-х, инновационных 2000-х, трудовых буднях и энергетике выходных — от первого лица в проекте ЕТВ.
Я давно мечтала посмотреть на землю с воздушного шара. Как-то неподалеку, в Косулино, ребята стали практиковаться. И вот я уже собралась осуществить свою мечту, как узнаю, что они посадили воздушный шар в аккурат между двумя линиями по десять киловольт. Представьте: напряжение в розетке 220 вольт, а там линии — десять тысяч вольт. Это не то, что касаться нельзя, тут через воздушный промежуток ударить может! Конечно, после этого случая летать я передумала…
5.jpg

Лихие 90-е

Я сама местная, родилась в Заречном. После школы поступала в институт, но на желаемый факультет не прошла, поэтому осталась учиться на электро-механическом факультете — можно сказать, сама судьба меня определила. Но вуз окончить не удалось: вышла замуж, родила, жила в Нижней Туре, но первый брак не сложился, и я вернулась домой. Как раз наступили лихие 90-е: страна разваливалась, с работой сложно, но на подстанцию здесь как раз требовался диспетчер. Вот я и пришла.

В те годы было много хищений: помню, как-то целая деревня из-за воров сидела без света. Причем, люди такие хитрые были — воровали провода так искусно, что даже автоматика не срабатывала! Работы было много и много проблем: выехать надо куда-то, но нет бензина. Сейчас, конечно, таких проблем уже нет, да и везде компьютеры стоят: в два щелчка можно посмотреть, как работает вся область, а то и сама Москва.

Когда где-то на сетях происходит авария, потребители звонят нам, диспетчерам. Далее я готовлю рабочее место: проверяю оборудование. Ведь если где-то оборвался провод, сразу ремонтировать бригада не может — сначала я должна обесточить участок. Если отключаются сразу несколько линий, я координирую работу бригад, и, конечно, все это время слежу за сообщениями потребителей.

С мелкими происшествиями приходится сталкиваться практически ежедневно: кто-то пробки на счетчике не провернул и сразу нам звонит, а у кого-то бывают и серьезные ЧП. Если звонков от жителей очень много, приходится сортировать их по важности. Бывает так, что сразу помочь человеку не можешь. Я помню историю: несколько лет назад зимой нам долго звонила одна женщина. Там была довольно сложная авария, специалисты не могли сразу до нее добраться. Она звонила и плакала. Было тяжело все это принимать.

С годами я стала замечать, что настроение людей зависит от места, где они проживают: я много лет работаю с одной и той же территорией, бывает, звонят несколько человек с одной улицы и хамят. Другие, наоборот, всегда вежливые и аккуратные. Не знаю, почему так происходят, может, у тех людей между собой не все гладко? Не от времени они ругаются, а от среды проживания.
7.jpg

Грозы и грезы

С вечера перед работой я всегда смотрю на небо: если есть тучи, значит, смена будет жаркой. Горячий сезон — это гроза, и каждый раз мы работаем в напряженном режиме. Бывает, дел так много, что приходится дергать даже тех, кто на выходном. Мы все люди понимающие, если ЧП — надо бросать свои дела и выходить на смену, во многом из-за этого наши потребители долго не сидят без света.

До сих пор вспоминаю свою первую смену в грозу: господи, как же тогда было страшно! Тогда был выходной день, рядом никого из коллег нет, монтеры как уехали, так и уехали — не видела их практически. И вот началась гроза. А я, девчонка, сижу и дрожу. Все вокруг шумит, звенит, хлопает, отключается! Такая вот рабочая атмосфера.

В отпуск мы с мужем стараемся куда-то выезжать: по России путешествуем, были в Таиланде. Этой весной хотели отдохнуть в Малайзии, но нас обманул туроператор — уехал с нашими деньгами, теперь путешествуем по судам… Когда приехали в Тай, я, как энергетик, сразу заметила одну вещь: вот у нас кабели или провода принято держать прямыми, а у них — паутиной. Знаете, много-много таких низковольтных проводов, все спутанные. У нас так нельзя — даже в правилах прописано, создает помехи.

Я не знаю, хотела бы я что-то поменять, если б можно было отмотать назад время. На подстанцию я пришла девчонкой, выросла, видела многое — девяностые, аварии, смену эпох, смену оборудования. Сейчас людей переучивают, компьютеры везде стоят. А мы остаемся. Все мы — коллеги — друзья.

Я знаю, что любая моя ошибка может привести к моей смерти или гибели подчиненного — однажды я оказывалась на грани, когда из-за своей же ошибки попала в ожоговый центр. Поэтому знаю наизусть все правила и обязанности: когда пора отключать оборудование — убедись в показателях, надень защитную форму и так далее. Я всегда чувствую свою ответственность.

Обстановка в диспетчерской хоть и серьезная, но все равно как-нибудь да стараешься красоту навести, чтобы душевно было: вот цветы у нас у окна растут, а недавно я уголок поздравлений у входа сделала — люди заходят, и им приятно.
Комментарии
Спасатели. Семьи моей Надежда
Городские истории
Спасатели. Семьи моей Надежда
Как быть многодетной мамой в 23 года, знает Надежда Иванова. Она же Надя Тюменцева — известный в городе волонтер. Сегодня в ее семье шестеро детей: старшей девочке уже 18, и только младшую прошлой осенью супруг Надежды забрал из роддома.
Зрелище
294! Телемарафон в День города
294! Телемарафон в День города
От Светланы Зенковой
Спасти и сохранить
Городские истории
Спасти и сохранить
Редкий пациент дотянется до локтя доктора Тупоногова. Большому человеку и уважаемому врачу досталась нелегкая, но очень важная работа — он спасает жизни детей, большинству которых поставили диагноз «рак».
Проводники между мирами. Истории уральского хосписа
Городские истории
Проводники между мирами. Истории уральского хосписа
Здесь нет больничного запаха, а врачи всегда улыбаются пациентам. На стенах много картин, а в просторных палатах светло и уютно. Пожалуй, здесь есть все, кроме надежды на исцеление.