Найти общий язык. Откровенные признания иностранцев о России

Мы такие разные, но все-таки… в одном месте. Екатеринбург — многонациональный город, поэтому мы спросили у представителей разных культур, что их коробит друг в друге и к чему они так и не смогли привыкнуть в России.
Тайцы специально используют отбеливающие крема, чтобы выглядеть «красивее», поэтому стремление русского человека к бронзовому загару им непонятно. А для цыган в порядке вещей, если в 14 лет девушка рожает, и история юной беременной Лауры тому подтверждение. Мы попытались отыскать другие межкультурные парадоксы и побеседовали с людьми разных национальностей. Пять исповидей — в нашем материале.
Павина Пунсук, работает в массажном салоне «Сиам», приехала из Таиланда:

«В России подростки в 12-13 лет могут курить, у нас же они — еще дети»

Фото: группа «Сиам» vk.com/siamrus

Я думала, что в России многое сильно отличается от нашей культуры, но теперь, когда я здесь, я вижу, что отличий мало. Правда, люди здесь много работают в офисах, с утра до вечера, а на праздники — хоп, и уезжают отдыхать в другое место, чтобы расслабиться. В Таиланде не так, там более расслабленная атмосфера, люди меньше работают и большее внимание уделяют отдыху.

Европейские и русские черты лица нам кажутся очень красивыми, они сильно отличаются от наших. Светлокожий для нас — это синоним слова красивый. И для меня и моих соотечественников необычно, что вы любите загорать, хотите темную кожу, в то время как мы специально пользуемся кремами с отбеливающим эффектом.

Многие девочки в России и Европе в 12-13 лет могут делать все, что хотят, они ходят без родителей, некоторые даже курят и пьют, многие в таком возрасте уже выглядят взросло. В Таиланде подростки считаются еще маленькими детьми, они не могут уходить далеко от дома без родителей.

Приятная неожиданность для меня — то, что в России одежда дешевле, чем в Таиланде. Поначалу я привезла одежду с собой, но сейчас покупаю здесь. Удивительно, что в России магазины закрываются в десять вечера, ведь у нас есть круглосуточные рынки, найт-маркеты.

Абид Туратов, зампредседателя общества дружбы «Урал-Узбекистан»:

«Больше всего раздражают работодатели, которые не платят»

Фото: ЕТВ

Что меня раздражает в Екатеринбурге? Как ведут себя некоторые работодатели. Вот недавно был случай: мои соотечественники работали на человека 20 дней, а он им не заплатил. Работать по договору компаниям не выгодно. Это понятно, сейчас кризис, но все равно нужно договариваться с работниками на берегу. Объяснить им, что денег нет, например, отдам позже. А еще, бывает, докладывают о нелегальных мигрантах в полицию, и тех депортируют, наручники надевают. У нас так не поступают, закон в Узбекистане очень жесткий. Каждый гражданин имеет право написать на президентский портал о нарушениях, чуть что — приходит проверка: Минтруд, налоговая и т. д.

А что женщины здесь слишком откровенно одеваются, так это не наше дело. Люди сами определяют, что им носить. Другое дело, если девушка из Узбекистана приехала в Россию одна и ходит слишком открытая. Тогда ей соотечественники скажут, что так нельзя. Ведь почему лучше, чтобы женщина ходила в платочке, штанах или длинном платье? Есть такой анекдот: человека спросили об этом, а он в ответ бросил на землю две конфеты — одну в обертке, а другую без. И спросил, какая лучше. Так и здесь — если восточная женщина будет ходить слишком открытой, о ней будет неправильное мнение у представителей противоположного пола.

А в остальном у нас с русскими разногласий нет: живем дружно, вместе по праздникам гуляем. Никогда не видел агрессии от местных жителей. Недавно мне нужно было проехать остановку на автобусе. Зашел, а там и водитель узбек, и кондуктор узбечка. И мне очень понравилась, что девушка с улыбкой делала свою работу. Многие женщины без настроения бывают в такую плохую погоду, а она — совсем другое дело. Даже поблагодарить захотелось.


Студентка Лили Вийегас Вайе из мексиканской Пуэблы:

«Здесь все очень вежливые»

Коллаж: Виталий Калистратов, ЕТВ

Еще в Мексике мне сказали: «Если хочешь получить хороший опыт, не жди от страны многого и не слушай, что говорят о местных стереотипах». Я ехала в Россию с незамутненным сознанием, и когда оказалась здесь, то мне встретились только очень милые люди. Я счастливица, ведь когда я иду в магазин и говорю на испанском или английском, все стараются меня понять. Люди здесь очень вежливые. Я стараюсь всегда улыбаться, и часто мне говорят: «Oh, krasivaya!» Это мило. Когда я езжу на такси, водители часто спрашивают, откуда я, зачем сюда приехала, ведь здесь очень холодно!

Когда я приехала в Екатеринбург, один парень из Узбекистана сказал, что русские грубые и плохо себя ведут. Я сказала, не волнуйся, все будет ок. Так и получилось: на следующий день я встретила в «Мегамарте» девушку по имени Айгуль, мы разговорились, и она спросила мой номер в WhatsUp. Я ей его дала, и с тех пор мы общаемся.

Еще с двумя девушками я познакомилась в больнице, куда ложилась на операцию. Я была очень напугана, а Светлана и Ольга помогли мне, стали моими приятельницами. В больнице никто не говорил по-английски, и Светлана помогала мне: все время спрашивала, не нужно ли мне чего-нибудь. Я встречала много русских, и они не понимали, что я говорю.

Я, правда, очень люблю Екатеринбург. Это как новый дом. Я люблю перемены, я приехала сюда также потому, что это место сильно отличается от моего дома. Мне нужны были изменения. Я много, где жила, и период в Екатеринбурге мне запомнился больше всего.

Халиун Довчинням, студентка УрФУ из Монголии:

«Русские — пофигисты»

Коллаж: Виталий Калистратов, ЕТВ

По сравнению с нашим народом, русские более открытые, любят развлекаться. И несерьезные. Здесь никто не скажет «фу, это некрасиво», если девушка курит, не смотрят косо. Можно просто сидеть на улице с друзьями петь или пить, а у нас если так будет — все, фу, ты такая плохая. Это, наверное, еще и от религии зависит. Мы буддисты, поэтому более спокойные, серьезные, миролюбивые, здесь люди немного другие. Мои русские друзья часто говорят, что я зануда, много учусь, постоянно зовут гулять.

Чисамба Лунгу, полузащитник екатеринбургского «Урала» и сборной Замбии:

«Когда ехал в Россию, переживал, как тут относятся к темнокожим»

Фото: readfootball.com

Изначально у меня были какие-то ожидания, когда я сюда ехал, и мои ожидания в большей степени оправдались — очень хороший город с приветливыми людьми. В любом месте, куда я иду, мне всегда рады. Я бы даже не сказал, что в городе есть какие-то опасные места, куда я боялся бы идти. Я чувствую себя в безопасности везде.

Прежде всего впечатления и ожидания были связаны с тем, как здесь относятся к темнокожим людям, есть ли проявления расизма и что-то еще такое, но по приезду сюда я ни разу за это время не столкнулся с этим, и это, наверное, было главное, что сидело у меня в голове. А в остальном я ожидал, что еду в хороший город, мне здесь понравится, ну и так как я ехал сюда, чтобы играть в футбол, у меня было главной целью сосредоточиться на игре, на команде. И в следующем году Россия принимает ЧМ, все темнокожие футболисты думают о том, как их примут, как их встретят, я хочу сказать им, что в Екатеринбурге, в России они могут чувствовать себя на 100% в безопасности от проявления расизма.

Не могу сказать, что за семь лет проживания в России у меня появились какие-то новые привычки. Хотя конечно, я приехал сюда еще молодым парнем, и мой образ жизни формировался во многом в российском обществе. Меня не удивляют никакие традиции вашей страны. Я их уважаю. А купание в проруби — это уже что-то обычное. В частности, президент «Урала» тоже говорит, что очень хочет нырнуть, может на Крещение когда-нибудь у него и получится.

Комментарии
Спасатели. Семьи моей Надежда
Городские истории
Спасатели. Семьи моей Надежда
Как быть многодетной мамой в 23 года, знает Надежда Иванова. Она же Надя Тюменцева — известный в городе волонтер. Сегодня в ее семье шестеро детей: старшей девочке уже 18, и только младшую прошлой осенью супруг Надежды забрал из роддома.
Екатеринбург в запасе
Городские истории
Екатеринбург в запасе
Почему уральская столица осталась в стороне от фанатской вакханалии Кубка Конфедераций летом 2017 года.