Екатеринбург другими глазами: «В Мексике буду скучать по трамваям»

Выходцы из теплых стран часто жалуются на переменчивую уральскую погоду. Нашей героине все нипочем — она фотографировала Ганину Яму в -32 и ходила по льду на Исети, ее это только вдохновляет. Чем отличаются русские от мексиканцев, читайте в нашем материале.
Лили Вийегас Вайе приехала в Екатеринбург из Пуэблы прошлым летом — девушка получает степень магистра в Уральском федеральном университете. В четвертом выпуске проекта «Приключения иностранцев в Екатеринбурге» гостья показала ЕТВ привычные нам вещи и места с другого ракурса.

Я люблю Екатеринбург из-за людей, они здесь очень честные. Да, иногда они могут быть серьезными и нахмуренными, но зато это честно. Если ты кому-то не нравишься, то он скажет об этом напрямую. Я учусь на втором курсе магистратуры в Екатеринбурге, в Мексике я изучала маркетинг, здесь я изучаю международную торговлю. Мой университет работает с УрФУ, поэтому один год я проучилась в Мексике, второй год — здесь.

Приземлившись в Кольцово, первое, что я подумала — наконец-то мы доехали. Из Мексики летели через Москву, и находиться в Домодедово было своеобразным челленджем, потому что там никто не говорил по-английски, а нам нужно было решить вопрос с багажом.

В Мексике я живу, учусь и работаю в городе Пуэбла, это в двух часах езды от столицы. В каком-то смысле он похож на Екатеринбург, это тоже город студентов — в нем много университетов, а когда заканчивается учебный год, город пустеет. Может быть, у меня создалось неправильное впечатление, но все люди, с которыми я здесь знакомилась на улицах или в клубах, были студентами из УрФУ.

Екатеринбуржцы боятся разговаривать на английском. Иногда я к ним обращаюсь, и они говорят: «Нет, нет, нет!». Мы делали проект с другими студентами: выходили на улицы и обращались к людям на английском. Некоторые даже убегали. Это немного усложняет жизнь здесь, но это нормально. Когда мы с Алехандро [студент-мексиканец, который прилетел вместе с Лили, — прим. ЕТВ] едем в автобусе и разговариваем по-испански, на нас оглядываются — вау, о чем они вообще говорят? А однажды встретили девушку, которая говорит на испанском и тут уже удивились мы.

image_20170510_115015.png

Мексиканская и русская культуры очень непохожи. В Екатеринбурге живут люди разных культур: из Таджикистана, Казахстана, Кыргызстана, словом, отовсюду. И точно так же у нас в Мексике много иностранцев, но разница в том, что мы их принимаем и разговариваем на интернациональном английском, русские же продолжают говорить на своем языке.

Я часто понимаю русскую речь, но вот разговаривать мне трудно. Иногда хочется больше практиковаться и чаще разговаривать на русском, как я говорю на английском или испанском, но ваше произношение очень трудное для меня. А еще русские говорят очень быстро, поэтому я не успеваю разбирать, что они произносят. «Нет, не так быстро», — говорю я им.

Русская кухня сначала показалась мне необычной. Я очень-очень люблю борщ. В Мексике мы во всю еду добавляем много чили, и здесь я удивлялась — а где чили?

Я узнавала, могу ли я здесь остаться и получить PhD [второй этап послевузовского образования, высшая ученая степень в западных странах, в России приравнивается к кандидату наук, — прим. ЕТВ]. Однако в России после магистратуры есть две ступени — аспирантура и докторантура, и аспирантура не равняется PhD в Мексике, нужно получать докторскую степень. Возможно, я отправлюсь получать степень в США, но я бы хотела остаться в Екатеринбурге.

Мне нравятся улицы Екатеринбурга. Правда, зимой, когда на тротуаре был лед, я упала четыре или пять раз, потому что под снегом его не видно.


image_20170510_115027.png

Люблю ездить на екатеринбургском трамвае. Он не стоит в пробках, иногда идет почти пустым, люди могут расслабиться в поездке. И есть печка, которая греет, если на улице холодно. В Пуэбле нет трамвая, у нас есть метробус, но это скорее автобус. Еще в Екатеринбурге я пользуюсь автобусами, но они мне не очень нравятся — некоторые из них очень старые, они выглядят грустно и депрессивно. Зимой невозможно что-то разглядеть в окно, потому что окна покрыты льдом. Иногда есть пробки, но это нестрашно.

Еще я была в Тюмени, но там мне не понравилось — она слишком маленькая и похожа на город, где я выросла [Лили жила в провинциальном городке, потом переехала в Пуэблу — прим. ред.]. Я люблю новые впечатления, поэтому мне так нравится Екатеринбург. А в Тюмени одни и те же люди, одни и те же места. Весь город можно обойти за три дня.

Сложно назвать мое любимое место в Екатеринбурге. Первым таким был «Высоцкий», потому что мы пришли туда, когда было солнечно, и вид города был прекрасным. Потом мне понравилось в ресторане «Пан Американ», это как частичка дома из-за знакомой кухни. Мне нравится набережная — Плотинка и Исторический сквер. Это спокойное и тихое место. Конечно, когда солнечно и тепло, там много народу, но зимой часто кроме нас никого не было. Мы с Алехандро попробовали пройти через реку, когда она замерзла — это удивительный опыт, в Мексике реки не замерзают.

Сейчас самое красивое для меня место — Ганина Яма, там я была четыре или пять раз. Я люблю фотографировать, а там получаются очень красивые снимки, особенно зимой, когда много снега. В первый раз мы туда приехали в -32, было очень холодно. Мы просто ходили и фотографировали, пока пальцы совсем не замерзли. Еще мне нравится Храм-на-Крови, была там в январе, красивое место. Я не религиозна, мне просто нравится, как выглядят церкви. В Мексике нормально, если люди моего возраста не принадлежат какой-то религии [Лили 26 лет, — прим. ЕТВ].

Я уезжаю из Екатеринбурга в июле, и от этого мне грустно. Я думаю, вот, мне нужно вернуться обратно, я хочу остаться, но в то же время я скучаю по дому, смешанные чувства. Я действительно люблю Екатеринбург, он стал для меня новым домом.

image_20170510_115036.png

Коллажи в тексте: Виталий Калистратов, ЕТВ
Оригинальные фотографии: Лили Ввийегас Вайе\facebook.com
Комментарии
Бич общества
Городские истории
Бич общества
Истории екатеринбуржцев без определенного места жительства.
Горе в бутылке
Городские истории
Горе в бутылке
Мы выпиваем лимонад за 15 минут и отправляем тару разлагаться на 1 000 лет. Почему в Екатеринбурге не работает раздельный сбор мусора, как вторичной переработке мешают хорошая жизнь и транснациональные корпорации — узнал ЕТВ.