Летательный исход. За что закрыли крылатый отряд уральского МЧС

Некролог необычному спасательному подразделению, его славные дела и печальный конец в материале ЕТВ.
Жарким августом 2016 года в лесу неподалеку от перевала Дятлова на земле лежал человек в очень плохом настроении. Обширная тупая травма живота вообще не способствует радости, а мужчина к тому же был вдали от больниц и докторов. Это означало, что кончиться для него все может совсем плохо. 

Беда произошла, когда группа любителей активного отдыха путешествовала на квадроциклах и багги. Выскочившее из-под колеса бревно ударило одного из четырехколесных всадников. У его спутников, по счастью, имелись при себе GPS-навигатор и спутниковый телефон. Они смогли дозвониться до МЧС и даже сообщить свои точные координаты. Но отправленный на место ЧП полноприводный грузовик «Урал» со спасателями застрял, не доехав до места: на Урале много мест, непроходимых даже для вездеходов МЧС, и в окрестностях перевала Дятлова их хватает. Время шло, состояние пострадавшего ухудшалось. Прошла ночь.

А утром над поляной, где лежал раненный квадроциклист, завис белый вертолет Ми-8 с оранжевой полосой по борту. По тросу спустился первый спасатель. Второй десантировался уже не сам по себе: к ему был пристегнут врач, которого следовало бережно доставить к пациенту. Оказавшись на земле, медик вынес неутешительный вердикт – состояние пострадавшего быстро ухудшается, его надо срочно доставить в больницу. Срочно. Ждать, пока к месту ЧП пробьются вездеходы, нельзя, нести до площадки, куда может сесть вертолет, нельзя. Капельницу, к которой пострадавшего подсоединили, убирать тоже нельзя.

И снова над поляной опять завис Ми-8, спасатели закрепили носилки на тросах и стали аккуратно лебедкой поднимать их на вертолет. Работа ювелирная, точная, как надрезы нейрохирурга. Удержать тяжелый вертолет в зависшем состоянии, компенсируя удары ветра и не позволяя раскачиваться носилкам с пострадавшим, – такое может сделать только специально подготовленный экипаж, слаженно действующий вместе с командой спасателей-десантников. А вслед за носилками надо еще врача поднять. А потом был 40-минутный перелет до аэропорта «Советский», что в Югорске – ближайшем населенном пункте с подходящей больницей и посадочной площадкой. Три медика борту не давали раненному умереть. Он выжил, сейчас постепенно восстанавливается. А вот того отряда, что его спасал, уже нет. Почти нет. 
omjchnim_mm.jpg

Тренировка спасателей АСЦ

Фото: Анатолий Долговых

Уральский авиационно-спасательный Центр был создан в 2014 году: местная авиация МЧС с довольно разнообразными задачами. Они доставали пострадавших из труднодоступных мест, работали на лесных пожарах и обеспечивали мониторинг паводков. А еще совершали «санитарные рейсы» – вывозили больных из дальних районов. В январе 2017 года, например, забирали из глухой деревни больного ребенка с родителями. Для такого, конечно, есть авиация Центра медицины катастроф, но у них небольшие вертолеты Ми-2, а у Ми-8, на которых летали спасатели АСЦ, и грузоподъемность выше и улететь без дозаправки они могут на большую дистанцию…

 У центра было три вертолета. Один на постоянном дежурстве, второй часто занят на мониторинге или иных текущих задачах. Иногда получалось так, что два борта находились в небе, а еще одни дежурил на земле – на случай экстренной необходимости на базе всегда должен оставаться вертолет готовый к вылету. В центре работало около сорока летчиков: на дежурстве постоянно находилось по три экипажа, которые сменялись сутки через трое. Еще три группы спасателей–десантников по три человека (вместо положенных по штату четырех) в каждой. Около 40 аэродромных техников – тоже три смены. А еще медики, химическая служба, диспетчеры, штабные работники, отдел кадров и прочие службы. Всего 152 человека. И все они сейчас ищут работу. 

f0ko5ldfmgq.jpg

АСЦ выполнял не только спасательный, но и санитарные вылеты

Фото: Анатолий Долговых

Как рассказывает один из воздушных спасателей Анатолий Долговых, слухи о том, что их центр расформируют, ходили давно. А в декабре прошлого года спасатели получили уведомления о том, что их увольняют. На словах им обещали дать работу в других подразделениях МЧС. Да и министр Пучков, когда минувшим летом говорил о реструктуризации МЧС, обещал, что сократят административные должности, а не оперативный состав… Прошло три месяца. Спасатели, как и раньше, заступали на дежурство, вертолеты совершали вылеты…

Зимой Центру приказали переехать – из собственного здания на Большакова в помещения главного управления МЧС на Карла Либкнехта. За два дня. И это при том, что новые помещения еще не освободили сотрудники других подразделений министерства. Об этом Анатолий Долговых рассказывает в соцсетях. 

«Пришел гениальный приказ переехать на Карла Либкнехта в течение двух дней. Это эпично – переезжать в помещения, которые еще не освободил главк. Дуализм военного мышления: и переехать нельзя (некуда), и не переехать нельзя (задача поставлена). Про то, что на время переезда управление авиацией МЧС на Урале осуществлялось в лучших традициях войны 08.08 (по сотовым), и говорить не приходится. Диспетчера и штаб выкрутились бы, конечно, случись чего. Так уже не раз бывало. И полетели бы, конечно. Но почему никто не учится на ошибках? Почему надо Чернобыль или войну, чтобы все попыталось заработать, как надо, а не вопреки?»

Новых мест сотрудникам АСЦ, получившим уведомления об увольнении, так и не дали. Спасателям сообщили – есть места в других городах. Другим специалистам не предложили и этого. В итоге бывшие авиаторы-спасатели разошлись кто куда. Летчики пытаются устроиться на военную службу или в гражданскую авиацию, кабинетные специалисты просто разбрелись, а спасатели обивают пороги других подразделений МЧС, пытаясь устроится по специальности. Работу свою они любят и бросать не хотят. 

«Два из трех вертолетов АСЦ уже забрали, кажется, в Красноярск. Теперь спасением с воздуха на Урале заведуют оттуда – за 2000 километров. То есть, если на Урале потребуется серьезная воздушная группировка МЧС, ее придется сперва запросить в Красноярске, согласовать, заправить машину и подождать пока она пролетит это тысячи километров. Пострадавшего придется попросить не умирать. Сейчас вся авиация МЧС на Урале – один вертолет, экипаж из трех летчиков, и восемь аэродромных техников. Спасателей нет вообще. А если какая поломка у единственного Ми-8, то вылетать на помощь пострадавшем будет не только некому, но и не на чем».

gd1xxrf0gu0.jpg

Сейчас на дежурстве остался один Ми-8 из трех

Фото: Анатолий Долговых
Напомним, через пару недель в Свердловской области ожидается наступление паводка. И, если некоторые уральские города оградить от затопления не получится, придется надеяться на силы МЧС. В прошлом году над затопленным Ирбитом кружили именно вертолеты АСЦ – мониторили ситуацию и дежурили в готовности помочь пострадавшим с воздуха. В этом году паводок ожидается куда более сильный, а вертолетов у местных спасателей почти не осталось.

В пресс-службе ГУ МЧС по Свердловской области сокращение местного АСЦ назвали оптимизацией подразделений и пообещали, что она не отразится на защите населения. 

«Раньше центр и юг Урала прикрывало три вертолёта. Анализ показал, что использование их было не эффективным и затраты на их содержание были обременительны для бюджета. Принято решение сохранить на территории Урала авиационное звено в составе одного вертолёта и экипажа. Другие два вертолёта передислоцированы в Сибирь, но по-прежнему будут прикрывать северные районы Урала», — сообщил заместитель руководителя Сибирского регионального центра МЧС России (по авиации) Андрей Груздов. 

Так же в пресс-службе ведомства пообещали, что в результате оптимизации не только сократятся расходы на спасательную авиацию, но и уменьшится время реагирования на чрезвычайные ситуации и пожары. А помощь пострадавшим будет оказываться более оперативно. С личным составом авиационно-спасательных центров проводится разъяснительная работа. В рядах МЧС останутся все, кто пожелает работать с учетом новых условий и кому позволяет состояние здоровья.
Комментарии
Культ досуга. Философия филармонии
Городские истории
Культ досуга. Философия филармонии
У свердловского дома для влюбленных в музыку непростая судьба. Сначала здесь собирался весь свет города, потом развлекал нэпманов Маяковский, и, наконец, тут поселился оркестр. Погружаемся в недра органа и создаем струны с Полиной Ивановой.
Музыка на ЕТВ
Павел Кашин на ЕТВ
Павел Кашин на ЕТВ
От Светланы Зенковой
Культ насаждения. Ищем альтернативу шашлыку на уральских дачах
Городские истории
Культ насаждения. Ищем альтернативу шашлыку на уральских дачах
Первомай близок! А с ним и его бессменный спутник — сезон шашлыков и прочего мангального веселья. Если мясо с решетки, рыба из коптильни и овощи на гриле вам порядком поднадоели, а насадить на шампур что-то хочется, ЕТВ идет на помощь.
Спасти и сохранить
Городские истории
Спасти и сохранить
Редкий пациент дотянется до локтя доктора Тупоногова. Большому человеку и уважаемому врачу досталась нелегкая, но очень важная работа — он спасает жизни детей, большинству которых поставили диагноз «рак».
Авдотья Смирнова. «Я бы во всех ролях снимала Анну Михалкову»
Кому на такси жить хорошо. ЕТВ познает темные стороны извоза
Кому на такси жить хорошо. ЕТВ познает темные стороны извоза
Тяжела и неказиста жизнь уральского таксиста. Корреспондент ЕТВ устроился на работу в Яндекс.Такси, чтобы понять, что проще там заработать — деньги или геморрой?