Естория. Редакция ЕТВ открывает свои тайны

В работе журналистов многое остается за кадром. Сегодня мы откроем широкому читателю то, что берегли для своих мемуаров! Селфи с медведем и греча для Коляды, ограбление Куклачева и ходячие мертвецы в морге — в откровениях сотрудников ЕТВ.
Авторы:Ая Шафран
В «Рубине», в самом центре Екатеринбурга, где обитает редакция ЕТВ, жизнь просто кипит. И мы — журналисты, которым повезло здесь работать, — очень ценим ту особую атмосферу, которая царит на нашем сумасшедшем пятом этаже. Порой наше утро проходит под аккомпанемент инструментальной музыки (это иностранная группа разыгрывается в гримерке). Выходя из уборной здесь можно внезапно столкнуться с одним из братьев Самойловых, а в середине дня, сняв наушники, обнаружить у себя за спиной народного артиста или лауреата Нобелевской премии. 

А подготовка материалов! Чего только ни происходит с нами во время общения со спикерами, выездов или производственных экспериментов. Сегодня мы решили вспомнить некоторые из сумасшедших историй, которые произошли с нами на ЕТВ, и приоткрыть перед читателями журналистское закулисье. 

Мари Захарова, журналист:

«Едва ли я когда-либо испытывала больший страх»

С коллегами из других редакций мы частенько любим меряться списками на тему «А вот я интервью, прикинувшись мертвым, брал…», и в этих баттлах частенько побеждает моя история про морг. Это случилось летом: мне предстояла съемка в одном из городских моргов. Нашему герою оставалось доделать кое-какие дела, поэтому он оставил меня в зале прощания, а чтобы мне было нескучно, включил музыку. 

Надо сказать, что работники подобных организаций отличаются каким-то отчаянным оптимизмом: минуты в ожидании интервью я коротала под дробящий мозг хардкорный металл. Картина, достойная кисти авангардиста: траурный зал, каталки и я, сидящая в окружении венков и думающая о смысле бытия и жизни ради смерти. Музыка орет на всю катушку – кроме меня ее пугаться здесь уже некому. В этот момент на мое плечо ложится рука и на ухо кто-то хрипит: «Где С-с-саня?» 

Навряд ли когда-либо еще я испытывала столь большой страх. Напугавшим меня, кстати, оказался сменщик моего героя. Единственное, что я тогда успела ему сказать: «Спасибо, что живой». 

Анастасия Матвеенко, телеведущая:

«Медведи гуляют по улицам»

Понедельники в нашей редакции были не тяжелыми — зверскими. Гости в программу про животных приползали, приплывали, кого-то приносили. И вот пожаловал к нам на своих двоих Миха Михалыч. Циркового мишку вместе с дрессировщиком нужно было встретить на улице — его привезли в специально оборудованной машине. На улице весна, промозгло — выскочила я на встречу с мохнатым красавцем — пальто, как и душа, нараспашку, без шапки. 

Смотрю на него — ну как тут не сделать фотографию про настоящую Русь-матушку — где медведи просто так по улицам гуляют?! Картинка с опасным (хоть он и дрессированный!) зверем, находящемся в интимной близости от меня, отправляется в Инстаграм за одобряющими мою смелость лайками. Через минуту звонит мама: «Настя, ну как, как так можно жить! Чем ты думаешь?! Ты же погубишь себя! На улице мороз, а она без шапки! Менингит!» 

Вера Морозова, журналист:

«Детка, отойди, мама готовится к убийству»

Феерические случаи со мной, к счастью, случаются редко, даже несмотря на непредсказуемую работу журналиста и на то, что редакция ЕТВ – самая непредсказуемая в городе. Но подготовка к одному материалу мне запомнилось надолго. Несколько лет я хотела написать про работу экспертов-криминалистов: как они берут отпечатки ушей и ищут по ним злодеев, фотографируют место преступления, пьют чай рядом с уликами, далеко ли ушла расшифровка голоса по сравнению с потугами героев «В круге первом». 

Коллега Женя Лобанов, который камеру go-pro готов прикрутить даже на собаку, заявил, что даже не почешется делать мне фотографии к материалу, если я не придумаю, как go-pro можно будет использовать в моем репортаже. Пришлось придумать сюжет, в котором камеру будут цеплять на голову трупа. Свежего трупа в заводе, к счастью, не нашлось, и жертвой пришлось стать мне. Когда я рассказала о концепции материала специалистам экспертно-криминалистического центра ГУ МВД России по Свердловской области, те, к счастью, отреагировали только удивленно приподнятой бровью.  

С вечера пришлось заготавливать реквизит: смешивать краплак и алую гуашь с водой, добиваясь консистенции и цвета крови, и объяснять сыну: «Детка, отойди, пожалуйста, мама к убийству готовится». А утро начинать, работая жертвой. Лежать на снегу оказалось довольно холодно и смешно: вокруг тебя ходят специалисты, извлекают «улики», а рядом фотограф Женя отчаянно шипит: не открывай глаза, ты труп. «Мертвые съемки», к слову, оказались вполне качественными, а редакцию мы на год вперед обеспечили фотографиями «с места преступления».

Оксана Маклакова, телеведущая:

«Гречневый гнев Коляды»

Послания в редакционную почту иногда могут стать мемами внутреннего пользования. Так, однажды, мы всей редакцией ЕТВ целую неделю с нетерпением ждали пресс-конференцию по случаю «Месячника здорового секса». Накидывали тезисы, предполагали развороты темы. Каково же было наше разочарование, когда выяснилось, что в релизе была опечатка, и нас приглашали на «месячник здорового сердца». Погрустили, прессуху, скорее всего, пропустили, но история про месячник здорового секса осталась в редакции светлым воспоминанием. 

А эта история, которая выставляет меня не в самом выгодном свете, остается горячо любимой моей коллегой и подругой Матвеенкой. Шел очередной «Коляда-плэйс». Удивительное время, когда профессиональные и личные интересы переплетаются так тесно, что уже не разберешься, где заканчивается работа и начинается отдых. После съемок мы с Матвеенкой пошли на спектакль «Наташина мечта». Зная, что в театре я, наверняка, встречу великого режиссера и драматурга Николая Коляду, которого искренне боготворю, предусмотрительно взяла с собой его крайнюю книгу из собрания сочинений.  

Свеженапечатанная, в нарядной бордовой обложке. Книга улеглась в сумку, где уже лежала коробка с недоеденным обедом. Еда в баночках, 32 года — и чего я удивляюсь, что в прогрессивный молодежной редакции прохожу в категории предпенсионного возраста. После спектакля мы с Матвеенкой подошли к Коляде попросить его новую книгу. Надо было видеть лицо Николая Владимировича, когда на обложке он увидел ее — предательски рассыпавшуюся из банки с едой — гречу. «Маклакова!» — рассерженно и громко возмутился автор! «Какой позор», — подумала я, «Хорошо, что пельмени я съела вчера».

Евгений Лобанов, репортер:

«Выгнать из редакции. Желательно в окно»

Тяжела и неказиста жизнь простого журналиста. Материал написать — это самая легкая часть бытия. Куда сложней со спикерами, тяжелый это народ. А уж обиженный начальник спикера — это зубовный скрежет и седые волосы. 

Как-то раз написал я о квартальных приставах. Без особой издевки, но с грустной иронией: вроде стараются дяди, но полномочий нет, и потому мало что они могут. Истина прописная, материал из категории проходных — написал и уже по уши в каких-то других темах. И тут подходит коллега и просит: «Женя, тут Всех Квартальников Начальник и Квартальных Командир в таком-то районе звонит и кипит гневом в адрес тебя и того, что ты написал. Урегулируй плиз, только этот дядя нам нужен еще». 

В общем это начальник того самого квартального про которого в материале было. Дядечка, судя по голосу, еще в газету «Правда» обращения писал, причем, возможно, на заре этого издания. Тон указующе-назидательный, будто не квартальными командует, а расстрельным взводом НКВД. Чего он только мне не предъявил. Прелюдию про то, что я не журналист, а тварь дрожащая, и писать мне даже в тетрадке нельзя, — это пропустим, стандартная программа телефонных скандалистов. Но дальше пошла детализация. Более 40 минут мы торговались за каждое слово в тексте, который по объему и страницу А4 не заполнит. 

— Вот тут вы пишите: квартальный фотографирует «мыльницей». Что значит мыльницей? У него же цифровой фотоаппарат! Вы разве не знаете, что мыльницей называли дешевые пленочные камеры 90-х? А у нашего сотрудника современная камера. 
— Ну это метафора. Обозначает дешевый, компактный фотоаппарат. (Только на этом моменте препирались пять минут). 

В тексте меня угораздило пошутить, что по двору, где происходило действо материала, только фигурист Плющенко может двигаться спокойно (статья-то про то, что снег-лед не вывозят). Карой стала лекция о том, что настоящие спортсмены, конечно же на такой лед не выйдут. А журналиста, который этого не понимает, следует выгнать из редакции. Желательно в окно. Отстоял и Плющенко: мне обещали, что со мной разберутся его юристы. 

Более 40 минут длился этот урок журналистики... Итог — пара исправленных слов, ни на йоту не меняющих ни сути, ни интонации. Дяденька гордо повесил трубку. Наверняка рассказывает теперь друзьям, как он этому журналистишке показал!  

Александра Аксенова, поэтесса:

«Жена Куклачева сказала мне: “Какая красивая кисонька”»

Счастлива, что работаю на ЕТВ. Придя с утра в редакцию, можно обнаружить у входа гроб, потому что к Оле Новгородовой приходил гробовщик. В понедельник в офис могут прийти с медведем, а буквально вчера главный нарколог города прыгал на нашем батуте, после чего сказал мне: «Ну что, встречаемся 2 января?» 

Узнав о приезде дрессировщика Куклачева, я предложила всему коллективу прийти в шапочках и футболках с котиками, с ушками и т.д. — и устроить фотосессию. В день икс у меня были какие-то съемки, и все сходили фоткаться без меня и без кошачьих приколов. И вот у Насти Матвеенко 10 минут до эфира, а я стою в кошачьем прикиде дочери в углу и стесняюсь подойти. Как дебил, который один пришел на праздник в маскарадном костюме. Уже даже жена Куклачева говорит: мол, не стесняйся, подойди, такая красивая кисонька. А я прям себя пересилить не могу! Потом Оксана Маклакова взяла меня под руку и повела к Куклачеву. 

Вот мы и сели втроем — я в шапке, Маклакова и Юрий Дмитриевич. Настя берет телефон со стола и начинает фоткать, и так и сяк. Юрий Дмитриевич как-то осторожно говорит, дескать, может хватит уже? С трудом дождалась конца эфира, после которого выяснилось, что это был телефон самого Куклачева. Да-да, фотки с фанатками остались на его телефоне. Вообще, с Настей Матвеенко всегда самые веселые истории происходили! Умеет она их притягивать. 

Марина Сухогузова, журналист:

«Спасибо полиции за прекрасную дикцию»

История началась, когда мне поставили брекеты, после этого грандиозного события я временно лишилась дара быстро и внятно разговаривать. Ощущение было такое, будто я пытаюсь говорить с полным ртом камней. Вернуть дикцию и веру в себя мне удалось после звонка в областное ГУ МВД: в тот день на лекции в Горном университете полицейский Артур Карапетян озвучил подробности дела «ловца покемонов» Руслана Соколовского, от чего адвокаты блогера пришли в ярость. 

При разговоре с представителем главка я назвала должность Карапетяна как «начальник Центра по противодействию терроризму ГУ МВД по Свердловской области», что оказалось ошибочным — спикер отправил меня проверять информацию, а когда я нашла настоящую должность полицейского, волосы на голове зашевелились. «Заместитель начальника отдела по противодействию религиозному экстремизму и террористической деятельности Центра по противодействию экстремизму ГУ МВД по Свердловской области» я повторяла как скороговорку раза четыре, а на пятый перезвонила, произнесла все максимально четко и быстро. Так что, если вдруг мистер Карапетян читает этот материал, спасибо вам за мою прекрасную дикцию. 

Анатолий Ефремов, ныне замдиректора вертикали СМИ региональной сети Hearst Shkulev Digital:

«Угощали итальянского повара шавухой»

(бывший главный редактор ЕТВ)

Почти все самые запомнившиеся мне истории из периода работы на ЕТВ связаны с тем, как мы постоянно в соответствии с канонами карго-культа собирали медиафеерии из глины и соломы. Но на вершине этого торжества разума над материей гордо возвышается перфоманс, по сюжету которого мы водили известного в Екатеринбурге повара Франческо Спампинато по городу и угощали его местным стрит-фудом — шаурмой, хачапури, гамбургерами и тому подобным. Почему выбор пал именно на Франческо? Он итальянец, адепт стрит-фуда, да и вообще — почему бы нет?

В итоге мы с ним побывали на задворках Эльмаша, в центре и на Ботанике. Не везде все прошло гладко, особенно в тех местах, где еду привыкли сверху донизу заливать кетченезом. Да и на Эльмаше на нас косовато посматривали местные жители. Но было и очень весело: например, когда мы с Франческо, Машей Захаровой и оператором вваливались в стекляшку с хачапури и начинали снимать все это гастроэнтерическое буйство. А пока мы ездили туда-сюда по городу, Спампинато рассказывал, почему у нас никогда нельзя будет испечь настоящую чиабатту, как он возит в Екатеринбург санкционные продукты и почему у нас тяжело делать бизнес («Работать никто не хочет»).

В общем, это было одно из самых сумасшедших предприятий, в котором я принимал участие. И потом было особенно радостно, когда люди писали: «Мы читали этот текст и прямо болели за этот киоск с шавухой, ждали, какой будет вердикт». Оказалось, что развлекательный по сути текст затронул и какие-то другие струнки внутри читателей. 

Ая Шафран, неглавный редактор:

«Мой эпохальный конфуз года»

Фото: Владимир Жабриков

Предновогодье, суета, спешка. Нужно срочно придумать, заказать и написать гору текстов на ближайшие три недели, на листке электронного блокнота передо мной – десятки телефонных номеров, которые необходимо прозвонить в течение дня. Внезапно выясняется, что недавно в центре Екатеринбурга произошла серьезная драка, в которой пострадал видный бизнесмен. О событии почти ничего не известно, поэтому нужно выспросить подробности у полиции. Пока пресс-служба ищет информацию, набираю номер арт-директора клуба, около которого произошла драка. Тимур, известный в городе травести-артист, судя по всему, спит — его мобильный раз за разом проигрывает мне португальскую мелодию. 

Пока новость о драке отложена, связываюсь с одним, вторым, третьим спикерами по другим темам. Наконец, возвращаюсь к потасовке. Вновь звоню Тимуру и с удивлением слышу человеческие такие гудки. А за ними голос: «Слушаю?» Ура, абонент снова абонент! «Это Тимур?», — уточняю я, и, услышав положительный ответ, торопливо прошу поделиться подробностями ЧП. В ответ звучит недоуменное: «Что за клуб, говорите? Что за драка?» Опешив, смотрю на листок с телефонами перед собой и с ужасом понимаю: я позвонила Тимуру, но Абдуллаеву, главному архитектору города. От мысли, что я, скорее всего, единственный человек, который умудрился спутать его с травести, покрываюсь испариной. Хорошо, что по телефону не видно, как я попадаю в самый эпохальный конфуз года! 
Комментарии
Естория. Как новогодняя ночь уральцев превращается в рабочий день
Городские истории
Естория. Как новогодняя ночь уральцев превращается в рабочий день
Мы нашли и допросили тех, у кого 31 декабря легко ассоциируется со словом «работа». Как проживают праздники полицейские, спасатели, врачи, заключенные и их надзиратели, артисты, официанты и даже пилоты — в материале ЕТВ.
Сумма за неделю
ВИПы прилетели / Дома посыпались / Запрещалкин / «Страсти Христовы»
ВИПы прилетели / Дома посыпались / Запрещалкин / "Страсти Христовы"
От Светланы Зенковой
Естория. Уральцы и их фамильные ценности
Городские истории
Естория. Уральцы и их фамильные ценности
«Семейное имя» может поведать многое об истории рода. Исследуя фамилии жителей Екатеринбурга, ЕТВ узнал, как их предки бегали от барина, становились героями и строили корабли российского флота.
Естория. Чистосердечные признания енотов Екатеринбурга
Городские истории
Естория. Чистосердечные признания енотов Екатеринбурга
Они воруют еду и полощут носки хозяев в миске, отбывают пожизненное с крокодилом и имеют прописку в волшебном лесу. Невыдуманные истории реальных полоскунов в честь Дня Енота — на ЕТВ.
«Страсти Христовы» в опере. В Екатеринбурге стартует культурный проект «Греческие пассионы»
Естория. Уральцы о встречах с потусторонним
Городские истории
Естория. Уральцы о встречах с потусторонним
В музее живет призрак, кот предсказывает будущее во сне, красные летающие шары ведут разведку с воздуха, а пикси воруют деньги. Жители Екатеринбурга рассказали свои самые невероятные истории.