Город как часы. Путь воды

ЕТВ исследует тонкости водоснабжения Екатеринбурга
ЕТВ запускает серию репортажей, посвященных одному из сложнейших городских механизмов — системе водоснабжения. Вместе с сотрудниками «Водоканала» Екатеринбурга мы пройдем весь путь от сороудерживающих сеток до технологичной очистки стоков.
Московский тракт на 30-километровом отрезке от Екатеринбурга до Первоуральска — место не очень живописное. Окрестности загруженной, днем и ночью кишащей машинами трассы вдоль и поперек испещрены дачными поселками, кооперативными садами, базами отдыха. Удивляться тут практически нечему, если только ты вдруг не съезжаешь с трассы возле одной из многочисленных придорожных забегаловок, чтобы углубиться в чащу и проехать пару километров по выглядящей заброшенной дороге с довольно забористыми горками. А там, как в старых сказках, взглядам внезапно открывается первый рубеж, который проходит текущая из наших кранов вода.

Мало найдется в России городов-миллионников, судьба водоснабжения которых была бы так же сложна, как в Екатеринбурге. Расположенный в горах, уральский мегаполис вынужден довольствоваться скромными ресурсами рек Чусовой, Исети и Уфы. Они наполняют несколько водохранилищ: Нязепетровское, Верхне-Макаровское, Волчихинское, Верх-Исетское и Ново-Мариинское. Основные для Екатеринбурга — Волчихинское (объем 82 млн м3) и Верхне-Макаровское (объем 50 млн м3), которые питает Чусовая — ранее судоходная, но теперь обмелевшая настолько, что местами ее можно спокойно перейти вброд.

За последние 30 лет город ни разу не испытывал глобальных перебоев с водоснабжением, поэтому редко кто задумывается, какие усилия приходится иногда прикладывать специалистам «Водоканала», чтобы сохранить водопроводный статус кво. Например, если из-за малого количества осадков усилий Чусовой для нормального напора в кране не хватает, воду в нее с помощью мощных насосов гонят аж с реки Уфы, с Нязепетровского хранилища. А это минус 2 млн руб. за каждый день работы насосной станции, говорят на «Водоканале».

От точки входа воды в водоканал (рыбозащиты) до гидротехнических сооружений, где воду очищают от крупного мусора и рыбы — 11 км живописной проселочной дороги, часть которой пролегает прямо по берегу Волчихинского водохранилища. Это водоохранная территория,  что, впрочем, не мешает сновать туда-сюда через канал владельцам близлежащих огородов и квадроциклов. Больше того — в канале заводится рыба, что привлекает безбашенных рыбаков. Течение здесь очень мощное, свалиться в воду просто, а выбраться — не очень, но это мало кого останавливает. Только с начала 2013 года, по словам начальника цеха гидротехнических сооружений Сергея Дмитриева, сотрудники службы безопасности «Водоканала» поймали здесь 800 нарушителей. Чтобы пресечь постоянное паломничество, предприятие планирует возвести на всех мостах через канал бетонные заборы — эти работы начнутся в ближайшее время. Сейчас там стоят деревянные столбы с натянутой между ними колючей проволокой, что для настойчивых уральцев не является серьезным препятствием.

Но вернемся к рыбозащите. Это плотинообразное сооружение с сетчатыми барьерами, опущенными в воду и останавливающими наиболее крупный мусор и рыбу, которые водятся в Волчихинском. Сетки периодически чистят. До распада СССР их поднимали и отвозили для чистки в расположенный рядом павильон с помощью электрического тельфера, но в ревущие 90-е кто-то срезал все провода, и с тех пор сетки выуживают из воды по старинке — руками. До реконструкции, прошедшей 3 года назад, для этого требовалось по 15 человек. Сейчас хватает двоих, рассказывает Сергей Дмитриев. Планы механизировать процесс чистки есть, но все, как обычно, упирается в финансирование, добавляет он.
Картинка интерактивна, просто наведите на нее курсор:
Второй элемент сложной судьбы Екатеринбургского водоканала — открытая схема подачи воды на шлюзы. Это было нетрадиционным решением даже по меркам 1970-х гг., когда строился канал  (между прочим, по слухам, проект канала разрабатывался группой под руководством Наины Ельциной). Вообще-то вода из водохранилища должна сразу после первого барьера идти дальше по трубам. Но, согласно распространенной байке, при проектировании нашей системы водоснабжения труб на это не хватило. А сегодня, хотя мы и край металлургии и один из крупнейших трубных регионов страны, миссия переделки канала невыполнима. Для этого потребуется шесть 11-километровых водоводов диаметром 1,4 метра каждый. Атомные расходы, в текущей ситуации просто неподъемные. Проще постоянно чистить канал от рыбы, деревьев и шуги.

Рядом с новым каналом — старый, построенный еще в 40-х гг., длиной 6,5 км. С течением времени его мощности перестало хватать для обеспечения Екатеринбурга водой, и его перевели на запасной путь — теперь он снабжает водой поселок Северка и Верхне-Исетское водохранилище.
img_8321.JPG
Старый канал

С 1940-х до 1970-х гг. снабжал водой весь Екатеринбург. После постройки нового канала его перевели на водоснабжение Северки

Следующее сооружение на канале — головной шлюз-регулятор. Здесь в зависимости от запросов города регулируется объем передаваемой воды за одну секунду. Соблюдать баланс важно, потому что слишком сильная подача может привести к переливу воды из канала, а слишком слабая — к недостатку воды на фильтровальных станциях, рассказывает Сергей Дмитриев.

Конечная точка перед перегонкой воды на Западную фильтровальную станцию — шлюз-регулятор № 3, где с десяток стоящих в два ряда машин фильтруют воду мелкими сетками. Глубина канала здесь — 9 метров, но вода плещется всего в трех метрах под нашими ногами. Думать о том, что происходит там, в этой темноте, жутковато.
Здесь вода очищается от крупного мусора — палой листвы, тины, рыбы, деревьев, которые попадают в канал. Все машины меняются или капитально ремонтируются раз в 10-15 лет. Недавно мы установили три новые машины, остальные отремонтированы. Закупаем их на пермском заводе. Есть, конечно, великолепные немецкие машины, с корпусами из нержавейки, но цена зашкаливает — 40 млн руб. за машину.
Сергей Дмитриев,
«Водоканал»
Самое сложное — когда наступает пора шуги, мелкой ледяной каши. Машины останавливаются, все забивается льдом, рассказывает начальник смены цеха Валерий Стеблина. В этот период весь персонал цеха работает изо всех сил, стараясь как можно лучше и быстрее удалить лед с водоочистных агрегатов.

То, что происходит после цеха гидротехнических сооружений, для пытливого взгляда уже не столь интересно. Вода заводится в трубы и идет дальше, на следующий этап очистки. Идем дальше и мы. Продолжение следует.
img_8312.JPG

Комментарии
Путь воды. Весь «Водоканал» в одной схеме и девяти картинках
Городские истории
Путь воды. Весь «Водоканал» в одной схеме и девяти картинках
ЕТВ завершает цикл текстов про работу екатеринбургского Водоканала. На протяжении осени наши корреспонденты изучали устройство одной из сложнейших систем жизнеобеспечения города, и теперь мы максимально концентрировали полученные знания.
Сумма за неделю
ВИПы прилетели / Дома посыпались / Запрещалкин / «Страсти Христовы»
ВИПы прилетели / Дома посыпались / Запрещалкин / "Страсти Христовы"
От Светланы Зенковой
«Страсти Христовы» в опере. В Екатеринбурге стартует культурный проект «Греческие пассионы»
Путь воды. Идем на север
Городские истории
Путь воды. Идем на север
ЕТВ продолжает изучать систему водоснабжения Екатеринбурга. На очереди Северная аэрационная станция (САС) — модернизированная «младшая сестра» Южной, на которой мы побывали в предыдущей серии нашего проекта.
Путь воды. Зачистка на Химмаше
Городские истории
Путь воды. Зачистка на Химмаше
ЕТВ продолжает исследовать каналы «Водоканала». На этот раз мы отправляемся на юг Екатеринбурга в круглосуточный реабилитационный центр для 85% сточных вод нашего миллионника.